15:46 

И еще раз про Юбилей...

*Chiquitita*
... и всех тех замечательных людей, с которыми свел меня этот фандом.
Если кто-то из вас это читает, я уверена, что вы по-прежнему самые лучшие, самые искренние, творческие и легкие в общении ребята.
Спасибо вам, наравне с Джоссом, за прекрасное время :wine:

Фандом: AtS
Название: Новый мир
Автор: *Chiquitita*
Размер: мини
Персонажи: Ангел(/)Иллирия черт, всегда мечтала это сделать
Рейтинг: G
Тайнлайн: после 5x22 Not Fade Away
Категория: джен
Саммари: короче, все умерли...
Права: лично никого и ничего, помимо бредовых образований, по-прежнему не имею


Дождь стучит по ржавеющему подоконнику новую, - давно забытую, - одну из тысячи мелодий.
От этой мелодии отчетливо пахнет прокуренным спертым воздухом забегаловок времен Сухого Закона. Тогда красивые женщины, ни одна из которых так и не вызвала у него взаимного интереса, пели по-особенному. Их голоса не забивали музыку и не растворялись в ней, напротив, вплетались в нее волшебно и гармонично.
Сейчас, у истоков обреченного 21 века, женский голос не тонет в этой новой мелодии, он звучит в ней, словно был порожден ею же.
Дарла часто напевала. Баффи, милая маленькая девочка с дурацким бантиком в волосах, мурлыкала себе под нос незнакомые ему песенки.
То ли время зашло так далеко, что начало возвращать забытое из Небытия, то ли проклятый 21 век породил женщин, не умеющих петь.
Если вообще допустимо называть женщиной Нечто, изначально созданное, чтобы гнуться и менять форму, не ломаясь.
Признать поражение и подчиниться, не унижаясь при этом - искусство, которым он, спустя столетия, так и не сумел овладеть.
Всего лишь один из сгинувших в том самом Небытие миров, огромный, неутомимый город, огни которого всегда ложились к его ногам, независимо от результатов сражения. Город выжил, - очередной в не столь длинном, но известном всем без исключения списке. Вероятно, город даже не понял.
Мертвое должно оставаться таковым, это касается в равной степени людей, богов и отелей.
Мелодичный, едва ли не нежный стук дождя становится злым и резким. Еще глупее, чем на полном серьезе даже про себя называть Иллирию женщиной, может быть только сама возможность ассоциаций. Всего лишь очередной сгинувший мир, - он повидал и пережил их достаточно, - дождь вовсе здесь ни при чем.
Привычные, доведенные до автоматизма, действия, постоянно приглушенный свет, в котором они оба не нуждаются, и редкие, чуть неловкие, вызванные лишь очевидной необходимостью слова.
- Ты думаешь, что можешь оставаться Вождем даже после того, как был разбит и твоя армия пала?
Искренний интерес и ничего кроме.
Еще одна жестокая шутка мироздания - она все чаще начинает смотреться в зеркало.
Иллирия, забравшая плоть и кровь, чтобы заново создать себя изо льда и стали, словно отдыхает здесь... душой? Тем, что ее подменило?
"Нельзя так долго жить среди людей и не подцепить эту заразу".
Ангел не помнит, когда именно она сказала это, До или После, но пугающе очевидно с этим утверждением согласен.
Он мог бы в лучших традициях рассказать ей о том, как хорошо понимает. О том, что с момента обретения собственной, вполне, к несчастью, однозначной души, десятки раз проверил на себе, как это работает: научиться тому, о чем прежде не мог даже помыслить, а потом обнаружить, что ни тебе самому, ни кому-либо другому эти новые знания не нужны. Захлебываться этим наедине с собой, - незаслуженная ею плата.
Умение любить и сострадать... Демоны не должны учиться такому. Две с половины сотни лет и несколько могил, - все, что понадобилось для того, чтобы наконец придти к выводу о том, насколько это неправильно.
Нарушенный душным цыганским тщеславием порядок вещей... маленькая павшая армия... очередной сгинувший мир...
Иллирия с ее новым голосом и манерами, и правда порожденными одним случайным дождем, не имеет никакого отношения ко всему выше перечисленному.
Она часами сидит в помещении, бывшем не так давно кабинетом, или чернильной тенью бродит по коридорам.
Коридоры дышат воспоминаниями, которые он привел сюда сам.
Читает их, как забавную, но уже не слишком интересную из-за известного финала книгу?
Или ей наконец стало по-настоящему все равно?
Люди быстро забывают печали и радости, с богами и демонами дела обстоят еще проще.
Иллирия, кем бы она не становилась теперь, не считает убитых ею, по-прежнему непоколебимо верующая в свое право, и поддаваясь худшему из возможных искушений, Ангел робко начинает завидовать.
Она не слышит голосов, не реагирует на запахи, на забытые некогда мелочи вроде изрисованной задумчивым Уэсом закладки или шариковой ручки с легкомысленным пером. Кожаного пояса, стоившего большей части зарплаты, которую они могли себе позволить, любимого и так глупо затоптанного под кровать, когда его хозяйки не стало.
Боги равнодушны, а демоны инстинктивно стремятся выживать, тянутся к чему-то новому.
Для нее в новинку оставшийся на старой подушке лишь чуть уловимый запах духов, и так странно знаком одновременно. Ангел не стремиться напоминать ей о том, что точно такой же запах она быстро вытравила с собственных волос.
Иногда они патрулируют вместе, все реже она крушит в такие ночи все на своем пути.
Для Ангела, по большому счету, это не имеет значения.
Точно так же не имеет смысла говорить ей о долге и раскаянии, она почти наверняка спросит, что в нем толку?
- Это была твоя ошибка. Ты так жаждал смерти, что обосновал свое желание великой целью. Ты вел их за собой!
Большая трусость или глупость, которой нет равных? Или простое усталое желание закончить там, откуда ни для кого не было продолжения пути, и сделать это с наименьшими потерями?
К тому моменту они все необратимо изменились.
Слишком похоже на начало подлинного безумия - искать нечто общее между ней и собой, и еще хуже, - найти.
Большая сила в не имеющей цели оболочке.
Сразу два или три мира, сгинувших в одночасье.
Когда он замечает это, не становится легче.
Чудо не случилось, и отряд Истребительниц не ударил врагу в тыл, - это могло бы стать хорошим поводом задуматься о человеческой верности, только и без него таковых предостаточно.
Что до верности Изначальной... Им обоим просто некуда было идти, не так ли?
По дому она ходит неслышно и Ангел не чувствует ее запаха.
Она вольна уйти однажды и не вернуться, прекрасно зная, что его едва ли это тронет.
Воскресшая богиня и Вампир с душой, - слишком тонкая ирония, с учетом того, что им обоим больше некуда...
- Иллирия, - он спускается в холл и привычным до ломоты в переломанном и восстановившемся теле движением включает свет.
Момент не подразумевает необходимости остановиться и привыкнуть к тому, что видит, - к этому он слишком быстро привык.
Пыль и тлен. Пачка газет на стойке, которых он раньше не видел.
- Ты звал меня? - она появляется словно из ниоткуда, отрешенная, как будто он отвлек от чего-то важного. - Зачем?
Самый лучший вопрос из всех, что она задавала, быть может.
- Ты...
Посмотреть на число на первой странице просто из любопытства, - слишком остро пахнет свежей краской.
Вчерашняя газета из ближайшего киоска, - это всего лишь Лос-Анджелес, не то место, где странной покажется синеволосая девушка в коже, покупающая под вечер "Таймс".
Прошло всего несколько месяцев. Ангел ловит себя на том, что рад был бы обмануться, исчисляя время днями.
Первые полосы... Не так давно лично у него не было необходимости их читать.
- Я ждала, что ты их заметишь, - Иллирия приближается все так же смертоносно неслышно и встает за плечом.
Еще один парадокс в их новом общем мире: она одна из тех, кто винит его, одна из немногих, кому было бы под силу...
И пожалуй, единственная, от кого действительно не следует ожидать удара.
- Ты покупаешь газеты?
- Уэсли говорил, что я привлеку много ненужного внимания, если буду брать просто так.
Древняя сила и трогательная наивность. Та сила, которая, к сожалению или к радости, не потерпит для себя необходимости в крысах и пыли, что поднимается облаком, когда он бросает газеты на место, не трудясь их пересчитать или снова посмотреть на числа.
- Похоже на то, что для Чемпиона есть работа, да?
Она только склоняет голову в режущем своей обыденностью жесте, как если бы хотела уточнить, издевается он или говорит серьезно, и накрывает пачку газет рукой.
- Посмотрим.
Бледные тонкие пальцы, словно облитые синевой, на ощупь наверняка еще холоднее его собственных. Ладонь прикрывает пошлый, ничего не значащий заголовок, в который люди традиционно пытаются упрятать смерть, и что-то в этом жесте и слове наводит на непрошеную мысль об откровении, потому что впервые за все время Ангел видит ее без перчаток.

@музыка: Агата Кристи - Два корабля

@темы: Фанфики: проза, Иллирия, Ангел: 5 сезон, Ангел

Комментарии
2017-03-15 в 23:34 

*Chiquitita*, спасибо большое!:)
Нечасто тут теперь "балуют" фанфиками:(

2017-03-16 в 22:52 

Серийный тупица
Oldfan, увы, да. Главная проблема фандома, - хочешь почитать про это, пиши сам, - неистребима

2017-03-19 в 16:38 

Ликотея
Спасибо за фанф :white:

2017-03-19 в 22:04 

*Chiquitita*
Ликотея, *-*еще одна живая душа!
Вам спасибо, что прочитали

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

cообщество сериалов "Баффи" и "Ангел"

главная