+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
Название: Не готов
Переводчик: +Lupa+
Бета: Bianca Neve
Оригинал: Slaymesoftly – “Not Ready”, разрешение получено
Размер: миди, оригинал 9 988 слов, перевод 8 697 слов
Пейринг/Персонажи: Спайк/Ксандер, Уиллоу/Тара, Дон, ОМП
Категория: слэш
Жанр: драма, юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: После смерти Баффи Спайку и Ксандеру приходится вместе присматривать за Дон.
Примечание/Предупреждения: АУ после серии «Дар»; упоминание алкоголя, немного ненормативной лексики


Глава 1

Аню положили в больницу. Отделение было переполнено, но для нее нашли койку – подержать, пока не убедятся, что травма головы неопасна. Ксандер ждал, сколько мог. Но когда Аня задремала, а дежурная сестра уверила его, что все в порядке и та не впадет в кому, Ксандер наконец вышел в яркий солнечный день…
«Мертва. Баффи мертва. И да, Глори тоже мертва, и мир спасен, но… Баффи мертва».
Слезы, которые Ксандер сдерживал все утро, теперь пролились. Он брел по улицам, погруженный в свое горе, не обращая внимания на взгляды прохожих, – пока не огляделся и не понял, где находится. Над ним нависала башня, странная и куда менее неприступная при свете дня. Наметанный глаз строителя сразу нашел в конструкции множество недоделок. Ксандер покачал головой.
«Простоит не дольше нескольких месяцев. Хотя, наверное, это неважно. Она должна была продержаться, пока Глори не вернется домой, и вряд ли ту заботило, что башня после этого рухнет».
Инстинкт и какое-то движение – которое он едва уловил краем глаза – заставили Ксандера поискать оружие. Он поднял ближайший обломок доски и крадучись пошел вперед, туда, где заметил шевеление. Деревяшка выпала из онемевших пальцев, когда Ксандер осознал, что он видит.
– Спайк! – Ксандер смотрел на избитого дымящегося вампира, пытающегося зарыться глубже в кучу мусора. Чувство вины захлестнуло Ксандера, когда до него дошло, что они все ушли вскоре после смерти Баффи: Джайлз, чтобы отнести ее тело домой, Уиллоу и Тара, сопровождая и успокаивая безутешную Дон, а сам он – чтобы доставить Аню в больницу. Никто из них и не подумал побеспокоиться о тяжелораненом вампире, который сражался вместе с ними и был сброшен с башни в тщетной попытке защитить Дон. Они оставили его на бетонных плитах, сломленного и рыдающего, даже не подумав, как он будет прятаться от поднимающегося солнца – и будет ли вообще.
Со скоростью и целеустремленностью, удивившими его самого, Ксандер принялся вытаскивать из кучи куски фанеры и воздвигать подобие крыши над крохотной ямой, куда забился Спайк. То и дело бросая взгляды на солнце, Ксандер определял, где понадобится тень, и быстро соорудил укрытие, которое должно было защитить Спайка от солнечных лучей с любой возможной стороны. Удовлетворившись своим творением, Ксандер заполз в прохладную темноту.
– Спайк? – И ответный стон от распластавшегося на мусоре тела. Ксандер подождал с минуту, затем подполз поближе. – Я не могу… – он протянул было руку к неподвижной фигуре, но заколебался. – Прости, – сказал Ксандер. – Прости, что бросили тебя тут. Я не думал… я вернусь сегодня же ночью и заберу тебя.
– Кровь, – прохрипел Спайк.
– А?
– Нужна кровь. Чтобы нога более-менее зажила, и я смог идти, мне нужна кровь. Много крови.
– О. Ага. Конечно. Ладно. Посмотрю, что можно сделать. – Ксандер опять заколебался. – С тобой тут все будет в порядке? Ты не собираешься…
Он осекся, не вполне уверенный, о чем именно хочет спросить. Ксандер знал – изломанное создание, которое несколько часов назад на его глазах ползло к телу Баффи, вряд ли особо жаждет жить, просто рефлекс заставил его искать укрытие. Здравый смысл говорил Ксандеру, что Спайк всего лишь вампир, бездушная злобная тварь, чья одержимость Истребительницей была вызвана неспособностью убить ее. Да, он может думать, что горюет, но через день-другой оклемается. С другой стороны, тому, кто был готов распылить себя из-за гавайской рубашки, вполне подходит ярлык «королева драмы»…
– Не собираюсь кончать с собой, – сказал Спайк, будто прочитав его мысли. – Я обещал ей.
– Ты обещал Баффи, что не убьешь себя? – Ксандер даже не старался скрыть недоверие. – Что-то я себе это слабо представляю, Спайк.
Тот резко закашлялся и ответил:
– Нет, идиот. Она попросила меня защищать Дон, и я пообещал. До конца света. Уже не справился однажды. Второго раза не будет. Но надо прийти в форму. – Спайк умолк и глубоко вздохнул, словно пытался найти позу поудобнее. – Нужна кровь, – повторил он. – Если только ты не готов пожертвовать немного прямо из горлышка…
– И не мечтай, – фыркнул Ксандер, слегка отодвигаясь.
– Попробовать-то стоило, – прошептал Спайк. – Истребительница бы сделала это.
– Я не Баффи.
– Нет. Она… гораздо симпатичнее… – голос Спайка прервался, и он больше не шевелился и не говорил.
Ксандер вылез наружу и, убедившись, что солнечные лучи не могут пробиться к валяющемуся без сознания вампиру, ушел – чтобы встретиться с Джайлзом и достать немного крови для Спайка.

* * *

– Он где? – взвизгнула Дон и вытаращила глаза, когда Ксандер повторил свой рассказ, как он нашел Спайка у подножия башни.
– Сейчас он в безопасности, – добавил Ксандер, успокаивающе, как он надеялся, похлопав ее по руке. – Я намерен принести ему крови, а вечером пригоню грузовик и заберу его.
– И что потом? – Уиллоу глядела на Ксандера, явно гадая, не выжил ли тот из ума. – Кто будет за ним присматривать?
– Я, – заявила Дон. – Он может остаться здесь, в подвале, или… – Она сжалась при виде грозного выражения лица Джайлза. – Или в подвале, – тихо закончила она.
– Конечно же, он не останется в Саннидейле, теперь, когда… – Джайлз умолк, не желая произносить то, о чем они так сильно старались забыть.
– Думаю, останется, – заговорил Ксандер, пожав плечами в ответ на потрясенный взгляд Уиллоу. – Кажется, он пообещал Баффи, что позаботится о Дон ради нее, и воспринял эту клятву очень серьезно.
– Мы и сами способны позаботиться о благополучии Дон, – оскорбленно возразил Джайлз, и все дружно закатили глаза.
– Ничего личного, Джи-мен, но я уверен, что Спайк – когда поправится – куда лучше тебя сможет удерживать демонов и вампиров подальше от Дон.
– Он очень сильный, – рискнула вставить слово Тара. Воодушевившись улыбкой Уиллоу, она продолжила: – Баффи называла его лучшим бойцом, с которым ей приходилось сражаться.
– Ясно, почему она попросила его защищать Дон ради нее, – заметила Уиллоу. – В смысле, я могу использовать магию, а Джайлз многое знает, но никто из нас особо не силен во всем этом бам! бух! – ну, вы поняли. – Она бросила извиняющийся взгляд на Ксандера.
Тот пожал плечами:
– Опять же, ничего личного. Я вполне уверен, что Спайк в любой момент способен надрать мне задницу даже с чипом. И я знаю, кого из вас предпочел бы видеть рядом во время драки.
– Значит, решено, – подытожила Дон. – Ты привезешь Спайка, а я позабочусь о нем, пока ему не станет лучше.

* * *

Как только солнце начало клониться к закату, Ксандер пригнал свой старенький грузовик к башне. За исключением желтой полицейской ленты по периметру, место выглядело так же, как и прошлой ночью.
– За вычетом шелудивых миньонов и психов, – пробормотал Ксандер, подрулив к куче так близко, насколько это было возможно. Он вышел и осторожно направился к импровизированному шалашу, пригнувшись, чтобы заглянуть в его темные недра.
– Спайк? Ты еще здесь?
– А где же еще мне нахрен быть? – Послышалось приближающееся шуршание – Спайк пробирался к выходу.
– Эй! Немного благодарности не помешало бы, клыкастик. Вот. – Ксандер всучил Спайку сумку, доверху набитую старой кровью, которую он спер из больничного бака для биоотходов, и вздрогнул, когда Спайк немедленно скользнул в вампирский облик и вырвал ее у него из рук. Со смесью удовлетворения и ужаса Ксандер наблюдал, как вампир надрывает пакеты зубами и выпивает их один за одним. Опустошив последний, Спайк откинулся на деревянную панель и вздохнул. Его глаза были закрыты, и непохоже было, что он вообще осознает, что Ксандер еще здесь.
Когда Ксандер заметил, что солнце совсем зашло и башня погрузилась во мрак, он пихнул Спайка ботинком.
– Эй, Спящая Уродина. Не хочу прерывать твой отвратительный процесс пищеварения, но здесь не то место, где я хочу быть, когда по городу начнут разгуливать немертвые. – Спайк не ответил, и Ксандер пихнул его снова. – Спайк? Это было слишком нежно для тебя? Нам пора валить. Ну же.
Спайк повернул голову в его сторону и, вернув себе человеческий облик, спросил:
– Нам?
– Э… да. Я должен отвезти тебя домой к Ба… к Дон. Она хочет своими глазами убедиться, что с тобой не приключилось спонтанное самовозгорание.
Спайк оглядел возвышавшуюся вокруг и над ним фанеру.
– Да вроде не приключилось, не? Полагаю, я у тебя в долгу за это.
– Ты у меня в долгу не только за это, но давай подумаем об этом позже. – Ксандер едва не выдержал паузу в ожидании привычной двусмысленности от Спайка, но тот, видимо, не собирался отпускать свои обычные саркастичные комментарии. – Можешь идти?
– Дай мне еще минуту, ладно? – голос Спайка окреп, хотя он по-прежнему не двигался. Ксандер уже готов был схватить его за руку и начать вытаскивать, когда тот в конце концов зашевелился. Выпрямившись, Спайк ощупал ноги. – Не уверен, – признался он, наконец-то ответив на вопрос Ксандера. – Думаю, правая серьезно сломана.
– Ну, давай-ка выберемся отсюда, чтобы я смог посмотреть, – сказал Ксандер, пятясь в сторону рассеянного света далеких уличных фонарей. Спайк последовал за ним, подтягиваясь на руках, пока не вылез наружу. Он попытался встать, но нога подогнулась, и он плюхнулся обратно на землю.
– Просто погоди секунду, – рявкнул Ксандер, поднимаясь. Он наклонился и закинул руку Спайка себе на плечи. – Ладно, на счет три…
Короткий путь до грузовика был болезненным для обоих. Хотя вес Спайка ничего не значил для тренированных мускулов Ксандера, он остро осознавал, что каждый неверный шаг посылает сквозь тело вампира заряд боли.
– Почти на месте, – сообщил Ксандер, обхватив Спайка покрепче и перенеся больше его веса на свои плечи.
Спайк не ответил, лишь вздохнул с облегчением, когда Ксандер поднял его в кузов грузовика. Дорога до дома Саммерсов была недолгой, и вскоре они повторили путь, теперь уже от грузовика к дому, только на сей раз было легче – значит, копание Ксандера в потенциально токсичных отходах того стоило. То, что Спайку уже не требовалась особая поддержка, доказывало, что принести ему человеческую кровь было верным решением. Хотя на всякий случай Ксандер все же закинул руку Спайка себе на плечо.
– Знаешь, это не слишком помогает, – пробормотал Спайк. – Ты сильно выше.
– Ну, я не собираюсь передвигаться на коленях ради тебя, так что смирись.
– Кретин.
– Неблагодарное чмо.
– Неблагодарное чмо?
– Заткнись, Спайк.
Подтвердив, таким образом, свои обычные отношения, они ждали, пока кто-нибудь ответит на стук Ксандера. Дверь открыла обеспокоенная Дон. Она отодвинулась, чтобы они смогли войти вместе, но прежде чем она успела пригласить Спайка, тот проковылял внутрь, утянув за собой Ксандера.
– Что случилось с барьером? – Четыре пары глаз скрестились на вампире, который прислонился к перилам и пытался скрыть, что у него подкашиваются ноги.
– Истребительница пригласила меня… незадолго до, – сказал тот, на миг зажмурившись и вспоминая ее мягкий голос, донесшийся с этой самой лестницы, восстановивший его право быть в ее доме. – Думаю, приглашение остается в силе, даже когда ее… нет. – Спайк сделал глубокий вдох, чтобы совладать с голосом, и заглянул в гостиную. – Где твоя пташка? – спросил он, с озабоченным видом поворачиваясь к Ксандеру.
– С ней все в порядке. – Ксандер подавил удивление от неожиданного вопроса. – Ее выпишут из больницы завтра утром.
– Так значит, мы больше никого не потеряли? – Спайк перевел взгляд на Джайлза, ища подтверждения. Последовал отрывистый кивок, а затем Джайлз отвернулся.
Дон нарушила воцарившееся неуютное молчание:
– Тебе нужно присесть. Ты выглядишь так, словно вот-вот рухнешь.
– Я должен просто убраться с твоей дороги, Кроха. Я ценю твои благие намерения и все такое, но мне нужно всего лишь еще немного крови, клочок, чтобы упасть, и… – Спайк снова посмотрел на Джайлза. – И какую-нибудь выпивку покрепче.
– Я хочу, чтобы ты остался, – сказала Дон, и ее глаза наполнились слезами. – Я думала, ты тоже умер.
– Я тебе здесь не нужен, милая, – ответил Спайк, вздрогнув от промелькнувшей на ее лице боли. – По крайней мере, пока не стану достаточно сильным, чтобы быть хоть в чем-то полезным для тебя. – В его голосе засквозила горечь. – Не то чтобы от меня было много пользы… но я обещаю стараться лучше. Не позволю ничему с тобой случиться. На этот раз я собираюсь сдержать обещание.
– Какое обещание? О чем ты?
– Твоя безопасность была моим долгом. Это все, о чем она меня попросила, и я облажался. Облажался с тобой, облажался с ней, чертов бесполезный придурок… – Спайк затрясся всем телом, и все, кроме Дон, отвернулись, чтобы дать ему возможность справиться с эмоциями.
– Тебя сбросили с башни, Спайк! Разве Баффи просила тебя научиться летать? Ты сделал все, что мог, и она…
– И она умерла, потому что я не сумел сделать это правильно. – Лицо Спайка превратилось в застывшую маску. – Я не имею права быть здесь. Пока не могу защитить тебя.
Дон подняла на Ксандера заплаканные глаза, их безмолвная мольба стоила тысячи слов. Ксандер шагнул вперед и положил руку на предплечье Спайка.
– Идем, – прошептал он. – Тут тебе не победить. Просто позволь мне помочь тебе спуститься по лестнице, и можешь укрыться там, пока не начнешь передвигаться самостоятельно.
Двое мужчин – живой и немертвый – прошли через кухню и спустились в подвал. Ксандер усадил Спайка на груду нестиранного белья со словами:
– Я принесу еще крови, после того как навещу Аню.
– Это неправильно, – сказал Спайк без особого убеждения. – Я не должен находиться здесь. Я не заслуживаю.
– Возможно, нет, – легко согласился Ксандер. – Но этого хочет Дон, и как бы плохо мы все себя не чувствовали из-за… – Он умолк, все еще не в силах этого произнести. Смерти Баффи. – Слушай. – Его голос был слабым и усталым. – Она потеряла за несколько месяцев и мать, и сестру. Не знаю насчет тебя, но прямо сейчас я не слишком хочу с ней спорить.
Спайк ничего не ответил: теперь он лежал лицом вниз на груде грязных простыней и наволочек. Ксандера внезапно озарило, что, наверное, Спайк в состоянии точно определить по запаху, кто на них спал. Когда Ксандер увидел его трясущиеся плечи, то понял, что Спайк нашел простыни из комнаты Баффи. Ничего больше не добавив, Ксандер сморгнул собственные слезы и поднялся по лестнице, оставив скорбящего вампира самого справляться со своим горем.


Глава 2

Некоторое время спустя…
– Эй, я думал, твоя очередь идти за покупками! Что это за фигня с сообщением, чтобы я притащил свою задницу прямо сейчас?
Спайк глянул на Ксандера поверх книги, которую читал:
– Крохе кое-что нужно, и да, прямо сейчас. Она хочет отправиться в магазин и купить это сама, так что ей нужен водитель.
– И все? Она хочет это сейчас, поэтому я должен отвезти ее за покупками в свое рабочее время? Что за дела, Спайк? Почему ты просто не посоветовал ей позвонить мне и сказать, что ей надо? Или не посоветовал дождаться темноты, чтобы самому сходить с ней?
– Не хотел, чтобы она знала, что я знаю, что ей надо, – коротко ответил Спайк. – И я чертовски уверен, что не хотел бы покупать это… их… неважно.
Ксандер недоуменно моргнул, потом густо покраснел.
– О.
– Вот именно, «О». Так что, если не собираешься быть тем, кто сообщит Дон, что ее домашний вампир способен учуять проблему, и что ты уладишь эту проблему позже…
– Я согласен.
– Не сомневаюсь. – Спайк послал ему такую редкую теперь ухмылку, вызванную столь легкой победой в споре.
– И могу я, кстати, просто добавить… фууу? – Ксандер глянул на ухмыляющегося вампира и покачал головой. – Ты имеешь в виду, что всегда можешь… что ты всегда знаешь?
– Ага. Почему, как ты думаешь, я столько времени провожу, прячась тут? В доме три женщины. Четыре, если считать твою пташку… хотя, если как следует подумать, последнее время она не часто появляется. – Спайк вопросительно приподнял бровь.
Ксандер пожал плечами и посмотрел на него с неудовольствием.
– Она… мы подумали, что нам может понадобиться… перерыв. – Он встретил скептический взгляд Спайка тусклой улыбкой. – Похоже, все эти годы потрошения мужчин не подготовили ее к еженощной борьбе с вампирами и демонами. Она думает, что ей было бы лучше пожить где-нибудь еще.
– Мне жаль, – голос Спайка был тихим и искренним.
Ксандер снова пожал плечами:
– На самом деле не могу сказать, что удивлен. В смысле, она ближе всего к тому, что можно назвать нормальной девушкой… ну, со времен Корделии, а та…
– А та была не из твоей лиги, – фыркнул Спайк. – Не то чтобы работа на Персика – огромный шаг вперед, но…
– Очень мило, Спайк. Самое то для поднятия моей самооценки.
– А предполагалось, что я должен был это делать? Мог бы хоть намекнуть тогда.
– Чтоб ты знал, именно так поступают друзья. Они поддерживают друг друга в тяжелые моменты.
Спайк склонил голову и посмотрел на стоящего перед ним Ксандера, потом оглядел маленькую, но удобную комнатушку, которую тот помог ему соорудить в одном из углов подвала. Он подумал о беззлобном подтрунивании, которым они развлекались во время ремонта, и о том, как они вместе заботятся о Дон, поделив обязанности – один трудится днем, другой по ночам.
– Полагаю, они так делают, – тихо сказал он. – Я постараюсь немного поработать над этим.
– Посмотрим, как у тебя получится.
Спайк встал и приблизился к Ксандеру, чтобы заглянуть ему в глаза:
– Я же сказал, что постараюсь, нет? Я держу свое слово.
Воцарилась неловкая тишина. В конце концов Ксандер кивнул и легонько стукнул его по руке:
– Ага, и насчет того, как ты держишь слово…
– Я намерен разнести гнездо сегодня ночью. – Спайк повернулся к дивану и небрежно бросил: – Хочешь присоединиться? Раз уж тебе нет нужды волноваться о том, чтобы поскорее вернуться домой и осчастливить свою бывшую демоницу…
– Вроде бы ты говорил, что я только обуза во время патрулирования.
– Возможно, я чуть-чуть преувеличил. Некоторая подмога не помешает. Можешь не идти, если не хочешь.
– Я этого не говорил.
– Значит, пойдешь?
– Да. Я вернусь после заката. – Ксандер начал подниматься по лестнице. – А теперь я пойду и помогу Дон купить предметы женской гигиены. Моя жизнь как мужчины официально закончена.
– Чушь! Думаешь, я не знаю, что Аня посылала тебя за покупками для нее?
– Как ты… в смысле, это смехота, и клевета, и любое другое слово на «та», которое сможешь вспомнить.
– На ум приходит «подкаблучнота», – ответил Спайк, плюхаясь обратно на диван и берясь за книгу.
– До встречи, сам-такой.
– Туше.
– Чертовски верно.
Ксандер удалился, сопровождаемый несущимся вслед смехом Спайка. У него в голове промелькнуло, что он давно не слышал от Спайка веселого смеха. Пьяный хохот, переходящий в рыдания, Ксандер слышал довольно часто – в первые недели после смерти Баффи, но как только Спайк смог выходить на патрулирование вместе с ними, то сразу сократил свое пьянство до нескольких часов ранним утром. Стоило лишь Дон собраться на выход, чтобы Ксандер отвез ее в летнюю школу, Спайк прощался с ней и исчезал в своей комнатке, где продолжали накапливаться пустые бутылки. Только заявление Уиллоу, что запахом сивухи провонял весь дом, заставило Спайка собрать всю тару и вынести наружу для сборщиков из пункта переработки.

* * *

Когда Дон благополучно вернулась домой и Спайк поднялся наверх, чтобы помочь ей с домашним заданием, Ксандер поехал к себе в квартиру, которую все еще делил с Аней, – только чтобы обнаружить, что та складывает вещи в аккуратно подписанные коробки.
– Это еще что?
– Это то, о чем мы говорили, Ксандер. Я люблю тебя, но не могу так жить – все время в страхе за свою жизнь. Я не привыкла к этому, и мне это не нравится.
– И что? Ты собираешься просто уехать? И что будешь делать?
Аня глубоко вздохнула и выпрямилась.
– Я отправляюсь в Англию вместе с Джайлзом. Он думает, что Совет будет весьма расположен финансово поддержать меня в обмен на знания, которые я приобрела за тысячу лет работы демоном мести. Я смогу зарабатывать на хлеб и буду в безопасности.
– Джайлз. Ты уезжаешь с Джайлзом.
– Это не то, что ты думаешь, Ксандер… Он просто помогает мне.
– Что ж, скатертью дорога, – ответил тот, поворачиваясь, чтобы уйти. – И оставь ключи на столе.
Игнорируя ее гневное: «Ксандер!», он сбежал по лестнице и запрыгнул в грузовик. Он сидел там несколько минут, тяжело дыша и глядя на руль, прежде чем завести мотор и, не оглядываясь, сдать назад. По счастью, за грузовиком не вздумалось прогуляться какой-нибудь маленькой старушке, так что Ксандер сумел покинуть парковку, не совершив человекоубийства. Дерьмо! «Нужно держаться. Я не могу позволить себе сейчас загреметь в тюрьму». Более чем потрясенный своей невнимательностью, Ксандер поехал обратно в дом на Ревелло Драйв, аккуратно припарковался и рывком распахнул заднюю дверь дома.
Ничего не объясняя находящимся в кухне девушкам, он направился прямиком в подвал, к Спайковой заначке бухла. Ксандер едва успел поднести горлышко ко рту, когда из угла возле стиральной машины донесся голос самого Спайка:
– Я планировал воспользоваться этим завтра вместо снотворного.
– Срочная необходимость. Я куплю тебе еще.
Спайк скользнул к нему, на ходу натягивая через голову чистую футболку. Не осознавая, что делает, Ксандер окинул критическим взором торс вампира, отмечая проступающие ребра и рельефные мышцы пресса.
– Тебе в любом случае нужно пить больше крови и меньше спиртного, – сказал он, запрокидывая голову и заливая алкоголь в глотку, пока не начал захлебываться.
Спайк отобрал у него бутылку и хлопнул между лопаток.
– Пытаешься самоубиться? – прорычал он, пряча бутылку за спиной.
– Я десятки раз видел, как ты это проделываешь, – пропыхтел Ксандер; у него на глазах выступили слезы.
– Мне не нужно дышать, чертов тупой ублюдок! – Спайк скорчил гримасу отвращения и поставил бутылку на пол. – Кроме того, мне не нужна такая подмога, если ты будешь слишком пьян, чтобы размахивать мечом. – Его голос смягчился, когда Ксандер осел на кровать и, закрыв глаза, привалился затылком к стене. – Итак, из-за чего весь сыр-бор?
– Аня уезжает. Прямо сейчас. Не когда-нибудь и даже не на следующей неделе. Она уедет одновременно с Джайлзом. Собирается вместе с ним в Англию.
– Я думал, Наблюдатель говорил всего лишь о короткой поездке, чтобы понять, знает ли Совет Недоумков про Баффи. Считаешь, он сваливает?
Ксандер пожал плечами:
– Кто знает? У него нет особых причин оставаться. Может, у него и те же воспоминания насчет Дон, что и у нас, но, похоже, он не забыл, что до этого года ее не существовало.
– Это точно, – голос Спайка был холоден: он вспомнил о готовности Джайлза пожертвовать Дон, чтобы помешать Глори. – Какое-то время я думал, что он не похож на остальных хладнокровных говнюков, жертвующих маленькими девочками, вместо того чтобы сражаться самим, но я мог и ошибаться.
– Значит, это будем ты и я, – сказал Ксандер, не открывая глаз. – Я имею в виду, что у нас есть Уиллоу и Тара для всяких девчачьих вещей, но именно мы должны проследить, чтобы Дон была в безопасности и не чувствовала себя так, словно потеряла всю семью.
– Она и потеряла всю семью, – ответил Спайк, плюхаясь на противоположный край кровати. – Глинда чертовски хорошо заменяет материнскую фигуру, но у нее есть и своя жизнь, а Рыжая…
– Уиллоу хорошая мать! – возразил Ксандер. Его инстинктивное желание защитить лучшую подругу даже не вызвало у Спайка возражений, только смешок. Ксандер поник и снова откинул голову назад. – Ладно, возможно, она не лучшая мать, но Уиллоу очень ответственная. И ты это знаешь.
– Я знаю, что она верит, будто разбирается в магии. Без Наблюдателя, который мог бы держать ее в узде, я сильно удивлюсь, если она не пойдет вразнос.
– Этого не произойдет. Мы не позволим.
– Когда это мы стали взрослыми?
Ксандер открыл глаза и увидел, что Спайк принял ту же позу, что и он: голова откинута, глаза закрыты, брови нахмурены.
– Сказал парень-ровесник века… – Спайк только повернул голову и метнул в него острый взгляд. – И я был в своей семейке единственным взрослым с тех пор, как мне исполнилось девять или десять.
– Это неправильно. Дон нужен кто-то получше, чем пара увлеченных заклинаниями ведьм, стерилизованный вампир и…
– Если не намерен закончить это предложение словами «блестящий образец мудрого и смелого мужчины», лучше придержи коней.
– Да ты прямо с языка снял.
Ксандер фыркнул. Они сидели на противоположных концах крохотной кровати, прислонившись к стене и повернув головы друг к другу.
– Так что, ты и я, да?
– Похоже на то. – Ксандер улыбнулся, глядя в глаза Спайка, смотрящие на него с куда большей теплотой, чем он когда-либо в них видел. – Мы справимся.
Спайк кивнул и опустил взгляд, будто устыдившись, что его подловили.
– Ты ведь понимаешь, что Дон не будет ни с кем встречаться до тридцати лет?
– Безоговорочно поддерживаю.
– Просто хотел прояснить момент.
Некоторое время они наслаждались уютной тишиной, потом Ксандер взбудоражился:
– Так что, мы еще собираемся разорить вампирское гнездо?
Спайк покачал головой:
– Не думаю. Ты только что выглушил полбутылки моего лучшего бухла. Почему бы не прикончить оставшееся? Вампиры подождут до завтра.

* * *

– С тобой уже все в порядке?
Спайк моргнул от внезапности вопроса и глотнул из протянутой Ксандером бутылки.
– Я выздоровел, если ты об этом. Ты и сам это знаешь. Уже какое-то время разбираюсь с нечистью.
– Я не это имел в виду, – сказал Ксандер, забрав бутылку обратно и тоже отпив, прежде чем продолжить. – Я подразумевал: с тобой все в порядке по поводу… ну, знаешь, Баффи? Или Дру? Сколько понадобилось, чтобы ты справился с тем, что тебя бросила твоя девушка?
– Ты спрашиваешь, как долго тебе будет больно от того, что бывшая демоница тебя оставила?
– Типа того.
– Ну, она не умерла, поэтому нет смысла сравнивать ее с Истребительницей. – Спайк принял почти пустую бутылку. – С этим я не справился и вряд ли справлюсь в этом столетии. Подозреваю, что и с тобой это случится не раньше, – продолжил он, проницательно глянув на Ксандера.
– Нет. Не справился. Ты прав. Неудачное сравнение. Баффи была… Баффи. И она ушла. Навсегда. – Ксандер внезапно посмотрел на Спайка со страхом. – Как думаешь, она ведь не в адском измерении? Портал был…
– Не будь тупицей. Избранная Небесами? Она там, где должна быть. Со своей мамой. В безопасности и тепле… и завершенная. Сколько она была Истребительницей? Пять лет? Дольше? – Спайк покачал головой. – Мы похоронили ее тело, но ее душа там, где ей место.
– Ты это точно знаешь? Или просто хочешь в это верить?
– Это то, что удерживает меня от безумия, – мягко отозвался Спайк. – Знание, что она спокойна и счастлива. Это то, что удерживает меня здесь. Это и Кроха.
Они оба помолчали несколько минут, каждый погрузившись в мысли о своей потере. Ксандер поднял глаза и тихо заговорил:
– Ни у кого из нас ведь не было с ней ни единого шанса, верно?
– Наверное, нет. Самое близкое я получил с этим чертовым заклинанием – и это была фальшивка, разве нет? Всего лишь дразнящее напоминание о том, как все могло бы быть. – Спайк глянул на Ксандера, приподняв бровь. – А что насчет тебя?
– Меня? – Ксандер хмыкнул. – Самое близкое, что у меня когда-либо было, это одна ночь, когда Баффи пыталась заставить Ангела ревновать. Я думал, что самовозгорюсь прямо на танцплощадке прежде, чем она прекратит. – Он скорчил гримасу. – Думаю, это Корди ее каким-то образом остановила. Я совершенно уверен, что Баффи была готова завести меня до умопомрачения, лишь бы позлить Мертвого Парня. Подозреваю, что ни у кого из нас на самом деле не было шанса. Даже на поцелуй.
– Разве что только один… – голос Спайка прервался, и его лицо застыло.
– Баффи поцеловала тебя? По-настоящему? – Ксандер говорил с явной обидой, и Спайк не смог сдержать усмешку. Потом он пожал плечами:
– Это была просто благодарность. После того как сучка-из-ада поработала надо мной, и Баффи прискакала, разодетая, как бот, чтобы вызнать, не разболтал ли я о Дон.
– Как ты ее в этом убедил? Я помню тот день. Она была так уверена, что ты раскололся, когда уходила – и так зла, что мы с Джайлзом не распылили тебя, – а потом вернулась, убежденная, что ты этого не делал. Как тебе удалось? Почему она тебе поверила?
Спайк фыркнул:
– Я не знал, что это она. Баффи была вся такая бойкая и вела себя, как бот, а я дал ей ответы, которые она не ожидала услышать. Сперва был слишком разбит, чтобы заметить разницу. Пока она меня не поцеловала. Потом стало слишком поздно, и она уже ушла. Но Баффи стала подпускать меня ближе. Постепенно мы… мы начали становиться друзьями, я полагаю. Не вполне то, чего я хотел, но…
– Но когда дело касается Баффи, ты берешь, что дают. Я уже это проходил, давным-давно. – Некоторое время Ксандер сидел молча. – Присутствие Ани в моей жизни очень сильно помогало. – Спайк кивнул, безмолвно подбадривая его, передал бутылку обратно, и Ксандер продолжил: – Знание, что у меня есть красивая девушка, которая любит меня… позволяло с большей легкостью думать о Баффи только как о хорошем друге. Которым она всегда и была для меня. И теперь…
– И теперь мы пара жалких ублюдков, которые напиваются в подвале, скорбя о мертвой девушке и томясь по… Ну, ты томишься. Я-то давно уже сжег все мосты с Дру.
– Может, нам вообще не суждено быть с женщинами. – Ксандер повел вокруг себя почти пустой бутылкой. – Никогда об этом не думал? Нам не суждено обладать женщинами. Поэтому мы и не в силах их удержать.
– Говори за себя, Харрис. Мне нравится иметь женщин в своей жизни. Всегда имел хотя бы одну.
– Хармони не считается, Спайк, – сказал Ксандер с таким достоинством, словно сверял списки. – Я могу засчитать тебе Дру, но Хармони? Даже я не настолько жалок.
– С Харм все в порядке… когда у нее занят рот и она не в состоянии говорить.
– Она идиотка!
Спайк только выразительно посмотрел на Ксандера, пока до того не дошло, затем добавил для полной ясности:
– Она отличная подстилка.
– Это отвратительно! Я оскорблен за честь Хармони.
– Ты только что назвал ее идиоткой.
– Ну, да, конечно… идиотка. Но она идиотка из Саннидейла. Ты не можешь просто приехать сюда, весь из себя такой англичанин, и оскорблять ее.
– Так, с тебя хватит. – Спайк отобрал у Ксандера бутылку и быстро допил остатки.
– Эй! Я не говорил, что с меня хватит!
– Ты защищал Хармони.
– Верно. Хватит. Абсолютно точно хватит. – Ксандер уронил голову на матрас и пробормотал: – Я только чуточку вздремну…
Покачав головой, Спайк закинул ноги Ксандера на кровать и накрыл его одеялом. Затем встал и потянулся, слишком пьяный, чтобы идти в патруль, и слишком трезвый, чтобы мирно уснуть по примеру Ксандера. Он пошарил вокруг и, найдя еще одну початую бутылку, взял ее с собой наверх.

* * *

– Хорошо, что мне сегодня не надо в школу, – голос Дон ворвался в сон Ксандера, в котором он прятался за Спайком, пока Баффи, Корделия, Аня и Хармони дрались за него. Спайк рычал на девушек, говоря: «Найдите себе другого плотника, бабы. Этот мой».
– Ась? Чт…
Нетерпеливо постукивая кончиком туфли, Дон ждала, пока Ксандер заметит ее.
– О, привет, Донни, – сказал он, вздрогнув при попытке поднять голову. – Где это я?
– Ты в постели Спайка, а он вырубился на диване. Я зашла как раз вовремя, чтобы задернуть шторы.
– С ним все нормально? – Ксандер попытался вскочить, но закончил на полу, обхватив голову руками и громко стеная.
– Со мной все нормально, – донесся хриплый ответ от спускающегося по лестнице вампира. – Мне просто нужно немного поспать… в собственной постели. – Спайк проковылял мимо Ксандера и, рухнув лицом вниз на кровать, тут же захрапел.
Ксандер воздел себя на ноги и последовал за Дон наверх.
– Полагаю, ты не поедешь с нами провожать Джайлза и… провожать Джайлза?
– Все в порядке, – сказал Ксандер, пожав плечами. – Я в курсе, что Аня уезжает с ним. И нет, я не собираюсь их провожать.
– Ладно. – Выражение лица Дон было сочувствующим и куда более взрослым, чем положено девушке ее возраста. – Я оставлю тебя тут валяться со Спайком. – Она взяла куртку и пошла к задней двери. – Но вам, парни, лучше бы прийти в себя до вечера. Уиллоу планирует устроить собрание, чтобы решить, что теперь делать.
– Мы оклемаемся к этому времени. Обещаю.

* * *

– Все собрались? – риторический вопрос Уиллоу был встречен вполне заслуженным закатыванием глаз, и она ускорилась: – Конечно собрались. И в этом все дело. Мы все здесь. Все мы. Мы – это все… это… мы все здесь.
Тара успокаивающе похлопала ее по руке, и Уиллоу сделала глубокий вдох.
– Ладно. Извините за лепет. Я устроила это собрание, потому что… потому что мы – это все. Только мы и остались. И нам нужно убедиться, что мы все в одной лодке.
Уиллоу оглядела комнату: от поддерживающей улыбки Тары, через нахмурившуюся Дон, к смущенному взгляду Ксандера и прищурившемуся Спайку.
– О какой лодке ты говоришь, Рыжая?
– Ну, знаете, я просто имела в виду… – Она повернулась к Ксандеру. – Вы, ребята, справляетесь с этим, так? В смысле, с Дон. С присматриванием за Дон. Ты возишь ее в школу и обратно, Спайк помогает с домашним заданием… – Она сделала паузу, пока всех в очередной раз потрясала мысль о том, что у Спайка хорошее, хотя и несколько старомодное университетское образование. – И сопровождает ее повсюду после темноты. – Не дожидаясь подтверждения, Уиллоу продолжила: – И мы все помогаем с патрулированием. Иногда.
– Я и сам справлюсь, – тихо сказал Спайк. – И Харрис может помогать, если… когда я захочу. Вам нет нужды участвовать, пока ситуация не требует магического вмешательства.
– Ну, никогда нельзя знать заранее, когда… но примерно к этому я и веду. – Уиллоу посмотрела на Тару в поисках поддержки. – Мы… мы согласились присмотреть за «Магической Шкатулкой» вместо Джайлза. Магазин приносит небольшой доход, и мы по-прежнему можем использовать его для исследований, и…
– И вы станете бывать здесь не слишком часто, – закончил Спайк, проигнорировав ее возмущенный взгляд и в свою очередь бесцеремонно посмотрев ей в глаза. – Ты это имеешь в виду, да? Тебе нужно знать, что мы с Ксандером будем здесь все время, потому что вы не сможете.
– Мы останемся жить здесь, – мягко сказала Тара, снимая растущее напряжение. – Мы будем здесь ночевать и появляться на завтрак. Мы постараемся оставаться дома, когда вы уйдете патрулировать. Мы не оставим Дон одну. Здесь всегда кто-нибудь да будет.
Дон помахала перед их лицами рукой.
– Эй? Я все еще в комнате? Ребята, вы осознаете, что большинство девушек моего возраста сами подрабатывают няньками, а не нуждаются в них?
– Большинство цыпочек твоего возраста не младшие сестры Истребительницы, и их не преследуют адские гончие.
– Баффи больше нет, – ответила Дон, прикусывая губу. – Так же, как и Глори. А больше ни у кого нет причин охотиться на меня. Я намерена просто наслаждаться своим первым годом в старшей школе, как любой нормальный подросток. – Она окинула Спайка тяжелым взглядом. – И я уверена, что мне будет куда легче это сделать, если за мной не будет следить один вампир, готовый напугать до потери штанов любого парня, который попытается со мной заговорить.
Спайк пожал плечами и притворился самой невинностью.
– Не понимаю, о чем ты, Кроха. И даже если бы я этим занимался, пугание парней до потери штанов определенно не входило бы в мои планы.
Уиллоу прервала борьбу взглядов:
– Говоря о Баффи… мы подумали… – Она сделала паузу, чтобы посмотреть на Спайка, затем продолжила: – Мы подумали, что, возможно, я сумею починить Баффибот и проапгрейдить ее достаточно, чтобы она смогла патрулировать вместе с тобой. Просто чтобы демонический мир не расслаблялся.
Лицо Спайка совершенно окоченело; только дергающаяся мышца на щеке выдавала его состояние.
– Прости, Спайк, – сказала Уиллоу с удивившей ее саму симпатией. – Я знаю, что, наверное, для тебя это будет тяжело. Это будет тяжело для всех нас… но она… оно… здесь, и мы знаем, что оно может одурачить народ. Было бы неплохо, если бы ее видели мелькающей тут и там хотя бы иногда.
– Ты не знаешь, что она такое, – ответил Спайк, зажмурившись. – Ты не знаешь, на что она запрограммирована…
Ксандер прервал его:
– Поверь, мы все получили образ, который придется выскребать из мозгов. К тому же, нам пришлось слушать ее болтовню про то, как ты выглядишь голым.
Спайк пожал плечами и опустил голову, уставившись на собственные колени. Уиллоу сурово посмотрела на Ксандера, затем продолжила:
– Думаю, я сумею это исправить. Я могу удалить большую часть всей этой фигни насчет «я люблю Спайка, он такой сексуальный» и оставить только Истребительскую часть.
– Делай, что хочешь, ведьма, – сказал Спайк, вставая. – Я буду делать свою работу, несмотря ни на что. Хочешь починить бота, так давай. Только держи ее подальше от меня. – Он направился было вон из комнаты, но опустился на колени перед Дон. – Ты не против этого, Кроха? Не против присутствия бота? Не хочу, чтобы что-нибудь причиняло тебе еще больше боли, чем уже есть.
– Правда? Тогда не мог бы ты перестать напоминать мне, что единственная причина, по которой ты здесь, это данное Баффи обещание?
Спайк со смесью шока и сожаления смотрел в полные слез глаза Дон.
– Ох, Кроха. Я снова облажался, да? – Он потянулся неуверенной рукой к ее лицу и коснулся щеки. – Я не имел в виду, что быть с тобой для меня повинность, милая. Ты и сама это знаешь. Ты всегда будешь моей Мелочью, неважно, что говорила или не говорила твоя сестра. Просто… это дает мне хороший повод быть здесь, рядом с тобой. Не будь этого, не знаю, стали бы привечать в этом доме старого вампира.
Дон перевела взгляд с его печального лица на Ксандера, потом на двух сидящих напротив насупленных девушек.
– Это мой дом, – сказала она. – И я решаю, кого здесь привечать, а кого нет. – Она снова посмотрела на Спайка. – Я уже сказала в школе, что Баффи очень занята и мой старший брат теперь живет с нами, и что он заботится обо мне. – Дон глянула на Ксандера и улыбнулась. – Я сказала им, что ты и твой любовник-гей стали моими приемными родителями.
Пока взрослые в комнате пялились на нее, разинув рты, Дон сладко улыбнулась и встала.
– Такая вот история, ребята. Хотела убедиться, что вы все поняли правильно. – Не сказав больше ни слова, она покинула комнату и поднялась наверх, посмеиваясь над воцарившейся позади нее тишиной. – Принимаете решения за меня, да? Вот и получайте за это, наставнички.


Глава 3

– Милый, я дома, – подал голос Ксандер, следуя за Дон на кухню. Он оглядел залитое солнцем помещение, затем направился к двери в подвал. – Давай, положи свои вещи и отдохни немного. А мне нужно поговорить с твоим «старшим братом» насчет этого родительского вечера в школе. Я по-прежнему считаю, что появиться там вместе – действительно плохая идея. Не уверен, как социальная служба относится к тому, что гей-пара заменяет девочке-подростку родителей. Хватает и того, что один из нас притворяется, что у него есть пульс, да еще и приходится выдавать себя за геев.
– Все в порядке, – уверенно сказала Дон. – В последний раз, когда к нам наведывалась соцработница, Спайк врубил свое обаяние на полную катушку, и она была готова буквально есть у него с рук. Думаю, он убедил ее, что может сменить ориентацию ради правильной женщины, и теперь она горит желанием доказать ему, что он не гей.
– Великолепно, – пробормотал Ксандер, изумляясь, с чего бы вдруг он только что ощутил не что иное, как укол ревности. Спайк имел полное право флиртовать с кем угодно. Помимо прочего, они ведь на самом деле не пара…
– Привет, дорогуша. Тяжелый день на стройке? – Спайк встретил Ксандера на самом верху лестницы полной сарказма улыбкой. Однако его тон резко поменялся, когда он оглядел ярко освещенную кухню. – Когда мы уже повесим в этой комнате приличные шторы? – поинтересовался Спайк, на миг став похожим на сварливую жену. – Я не чувствую себя в безопасности на собственной кухне.
– Ты не инвалид, – огрызнулся в ответ Ксандер. – Можешь в любое время заскочить в магазин товаров для дома и купить что-нибудь от солнца. Я слышал, они открыты до десяти.
– У кого-то из нас точно был сегодня тяжелый день. В чем дело? Что, не все твои маленькие гвоздики попали в правильные дырочки?
– Кому-то из нас приходится ходить на работу каждый день – а не сидеть целыми днями, смотря мыльные оперы и заигрывая с глупыми женщинами. – Ксандер направился в полутемную гостиную и развалился на диване.
Закатив глаза, Дон прошла через гостиную и поднялась к себе в спальню, включила музыку и распахнула шкаф на предмет, чего бы надеть. Пока родители будут заняты, общаясь с директором школы, некоторые ученики собирались накрывать столы в кафетерии и библиотеке. Дон вызвалась добровольцем – как ради того, чтобы понаблюдать за Спайком и Ксандером в действии, так и чтобы произвести хорошее впечатление на школьную администрацию.
Спайк неторопливо последовал за Ксандером и уселся на другом конце дивана.
– Кроха рассказала тебе про соцработницу, ага?
– Ага. Она сказала мне. – Ксандер отвел взгляд. – Ты намерен позволить ей «излечить» тебя от гейства?
– Пока не знаю, – признался Спайк. – Я уже давно не пристраивал член куда-то помимо собственной руки. Будь эта соцработница чуть помоложе и чуть посимпатичнее, я бы точно соблазнился…
– Ну ты и шлюха.
Спайк моргнул.
– Что? Почему? Потому что я впервые за год подумал о том, чтобы с кем-то переспать? Некоторым из нас не повезло жить вместе, за исключением последних недель, с ненасытной экс-демоницей, чтоб ты знал. Может, вы и не занимались сексом некоторое время, но…
Ксандер взглянул на него.
– Единственная причина, по которой в школе еще не подняли крик по поводу условий в нашей «семье», так это потому, что ты родственник Дон, а я безобиден. И как это будет выглядеть, если соцработница начнет везде трепать, что наставила голубого братца Дон на путь истинный? И что будет со мной?
– Похоже на то, что я «исцелюсь», а ты так и останешься педиком. – Ухмылка Спайка померкла, когда он заметил помрачневшее лицо Ксандера. – Да что с тобой нахрен такое? Я лично считаю, что придумка Дон была дьявольски гениальной.
Ксандер встал и прошел на кухню, налил себе стакан воды и принялся шарить в холодильнике, игнорируя Спайка, который прислонился к косяку и смотрел на него. Наконец Ксандер захлопнул дверцу и повернулся к вампиру.
– Мы никогда с этого не соскочим. Ты так и будешь волочиться за каждой мало-мальски симпатичной женщиной, а мне останется только стоять здесь с таким видом, будто…
– Будто ты ревнуешь, – произнес Спайк, вторгаясь в личное пространство Ксандера. – И с чего бы?
– Я не ревную!
– Нет? – Спайк придвинулся еще ближе. – А что же тогда? Думаешь, я не в состоянии убедить любого, что у нас все на мази?
Ксандер с трудом сглотнул, ощутив, как рука Спайка коснулась его руки.
– Ну, нет. Да. В смысле, непохоже, что мы… ты… мы даже не знаем, что делать. Не то чтобы мы собирались что-то делать! – быстро добавил он. – Не на публике! И вообще нигде! Можем мы уже поговорить о чем-нибудь другом?
– Хочешь знать один секрет о вампирах? – спросил Спайк, не обращая внимания на болтовню Ксандера. Он приблизился вплотную и скользнул рукой вверх по руке Ксандера, обхватив того за шею и вынудив наклонить голову – так что Спайк смог прижать губы прямо к его уху. – Нам не так уж принципиально, с кем трахаться.
– Чт… – Ксандер пытался притвориться, что холодное дыхание возле его уха и губы, едва касающиеся кожи, никак на него не действуют.
Спайк с улыбкой отступил на шаг.
– Просто говорю. Один из нас знает, что делать. И как делать. Так что не беспокойся, приятель. Мы будем очень убедительны как парочка. Все, что ты должен делать, это позволить мне вести.
Оставив Ксандера стоять с разинутым ртом и заметной выпуклостью в джинсах, Спайк спустился вниз, чтобы закончить сборы. Когда он вернулся, одетый в свой обычный черный прикид, но с рубашкой поверх привычной футболки и в куртке вместо традиционного плаща, то вел себя так, словно ничего не произошло. Спайк вошел в гостиную и упал на диван, щелкая пультом, пока не нашел по телевизору что-то интересное.
Ксандер подождал, пока не исчезли видимые последствия прикосновений Спайка, после чего заставил себя вернуться в гостиную. Более чем готовый отрицать, что инцидент на кухне вообще был, он сел на стул и притворился, будто тоже смотрит бессмысленное шоу, пока Спайк выкрикивал ответы раньше участников.

* * *

Поездка до школы Дон – расположенной на другом конце города от того места, где все еще возвышались развалины взорванной Баффи прежней старшей школы, – была мирной и тихой. Только когда Дон задала вопрос насчет того, где Ксандер сейчас работает, тот наконец отмер.
– Думаю, мы собираемся получить подряд на восстановление старой школы, – ответил он, наклонившись вперед. – Это большой проект, который обеспечит меня выгодной работой, по меньшей мере, на год.
– Работа над Адской Пастью? – в голосе Спайка было достаточно тревоги, чтобы Ксандер посмотрел на него в зеркало заднего вида. Конечно, он ничего там не увидел, но все равно скорчил гримасу.
– Я провел четыре года, учась в старшей школе… – Дон недоверчиво фыркнула, и Ксандер признался: – Ну ладно, не учась, а, скорее, отсыпаясь, но смысл в том, что от нее нет постоянного вреда.
– Ну, раз ты так говоришь…
– Заткнись, Спайк.

* * *

Презентация в аудитории была ослепительно короткой, и вскоре родители разбрелись знакомиться со школой либо угощаться бесплатными закусками в кафетерии. Ксандер и Спайк лезли из кожи вон, проявляя интерес во время встречи с учителями Дон и экскурсии по ее классам, пользуясь картой, которую та им дала, пока не заглянули в каждую комнату. Когда Спайк отвлекся на весьма привлекательную учительницу правоведения, Ксандеру пришлось схватить его за руку и вытащить из комнаты.
– Перестань, – прошипел он.
– Перестать что? Я всего лишь…
– Я знаю, что это за «всего лишь». Нам полагается быть парой, а ты ведешь себя так, будто…
Их яростное перешептывание было прервано появлением мужчины, который представился одним из школьных психологов.
– Здравствуйте, я Майк Брюер. В этом году я буду психологом Дон. Не думаю, что мы раньше встречались. Я виделся с вашей… сестрой? – он глянул на Спайка, и тот кивнул, – но Дон сказала мне, что теперь вы будете ее контактным лицом.
– Да, – ровно ответил Спайк. – Я Уильям… Саммерс. – Он запнулся на фамилии, вовремя вспомнив, что ему полагается быть братом Дон. – А это мой партнер, Ксандер.
Майк потряс им обоим руки, сжав руку Ксандера лишь чуть сильнее, чем это необходимо, и одарив его улыбкой, преисполненной симпатии. Когда Спайк отошел, чтобы осмотреть разнообразие видов печенья и поговорить с Дон, Майк сказал:
– Я правильно понял, что он бисексуал? Я знаю, что иногда из-за этого случаются проблемы. Если вам нужно сочувствующее ухо…
Ксандер покраснел и мысленно проклял Спайка и его столь явный флирт, но все же сумел выдавить улыбку и ответить Майку, не сопровождая это ударом в лицо:
– М… да. Его последней… он был с женщиной и временами забывается… Но все нормально. У нас все хорошо. Никаких проблем. Мы оба серьезно настроены обеспечить Дон крепкую семью. – Ксандер слабо улыбнулся и двинулся в направлении Спайка. – Я как раз собираюсь…
– Я говорю только, что знаю, каково это, когда твои соперники – не только мужчины… Звоните мне, если вам понадобится жилетка, чтобы поплакать, или просто друг…
С неожиданной ясностью Ксандер осознал, что Майк на него запал. Слегка, если быть честным, но, несомненно, запал. Панически хватанув ртом воздух, он пробормотал что-то о необходимости поговорить с Дон и практически бегом рванул через комнату, туда, где возле стола Дон стоял Спайк, притворяясь, будто ворует печенье.
– Вот ты где! – воскликнул Ксандер, хватая Спайка под руку и вцепляясь в нее так, словно от этого зависит его жизнь. – Я думал, что потерял тебя.
Спайк приподнял бровь:
– От меня не так-то просто избавиться, радость моя. И ты это знаешь. Что стряслось? – Он похлопал Ксандера по руке, которой тот вцепился в его локоть, и слегка сжал ее.
– Этот Майк… этот парень… он запал на меня! На меня! Ксандера Харриса. Бабника. Он думает, что я гей!
– Ему полагается думать, что ты гей, – прошипела Дон, знаком призывая его говорить тише. – Что с тобой не так?
– Ему полагается думать, что я гей со Спайком, – прошептал в ответ Ксандер. – Не с другими парнями!
– Расслабься, Харрис, – сказал Спайк, даже не пытаясь скрыть ухмылку. – Он узнает, что ты гей со мной. – И, прежде чем Ксандер успел спросить, что тот имеет в виду, Спайк обнял его рукой за талию и скользнул пальцами в передний карман его джинсов. Поглаживая большим пальцем выступающую косточку, Спайк промурлыкал: – Могу показать ему прямо сейчас, если хочешь.
Ксандер схватил его руку и отвел от своего тела, смягчив, однако, выражение лица, когда увидел, что Майк наблюдает за ними.
– Не сейчас, дорогой, – произнес он сквозь зубы. – Мы же не хотим смутить Донни.
– Да. Давайте не будем добиваться исключения Дон по причине того, что ее опекунов арестовали за секс в школьном кафе, – сказала Дон, рассмеявшись при виде побагровевшего лица Ксандера. – Это будет еще смешнее, чем я ожидала.
– Нет, не будет, – ответил Ксандер. – Веселье окончено. Мы пришли, мы изобразили геев, мы поели печенья – самое время вернуться домой и снова стать собой.
– Я еще не могу уйти, – заявила Дон. – Я не могу уйти, пока не уйдут все родители и не будет съедено все печенье.
– Без проблем. – Ксандер начал запихивать печенье в рот, ткнув Спайка локтем под ребра. – Ну же, клыкастик, приступай к своей половине.
– Зачем бы? Я не горю желанием уйти. Возможно, нам стоит незаметно ускользнуть в какой-нибудь темный уголок и… – Ксандер закашлялся и начал давиться, и Спайк, не удержавшись от искушения, треснул его по спине. – Извини, детка. Я не хотел, чтобы ты подавился. Если бы я этого хотел, я бы воспользовался чем-то поинтереснее печенья.
Кашель Ксандера стал в два раза сильнее, заставив Майка подбежать к столу.
– С вами все в порядке? Могу я принести вам что-нибудь? – Он склонился над Ксандером, метнув в ухмыляющегося Спайка острый взгляд. – Что вы ему сказали? – спросил он.
– Ничего. Мы просто шутили, и когда он смеялся, печенье попало не в то горло. С ним все хорошо, правда, дорогой? – Спайк принялся поглаживать Ксандера по спине, бормоча всякие нежности. Наконец, все еще с тревогой посматривая на Ксандера, Майк собрался отойти. Он повернулся к Дон и предложил той закругляться, чтобы ее брат смог вернуться домой и позаботиться о горле Ксандера. Когда учитель позвал его, чтобы познакомиться с очередными родителями, Майк вздохнул и неохотно ушел, напоследок послав Ксандеру долгую, тягучую улыбку.
– Думаю, ты обзавелся поклонником, детка, – сказал Спайк, обняв Ксандера и продолжая поглаживать его по спине, хотя Майк уже на них не смотрел.
– Клево, только этого мне и не хватало для полного счастья, – пробормотал Ксандер, поморщившись от боли в расцарапанном горле. – Я больше ни в жизнь не зайду в это здание без тебя.
– Не волнуйся, я не позволю плохому педику до тебя добраться. Ты мой. – Спайк пробежался рукой по заднице Ксандера и повернулся к Дон. – Ты готова идти, Кроха? Ты ведь получила разрешение свалить.
– Да, ладно. Пошли. Наверное, я заработала достаточно очков за брауни, просто показав их.

* * *

Как только они вернулись домой, Дон удалилась в свою комнату, заявив, что ей не нужна помощь с домашним заданием, потому что ей всего лишь надо прочитать книгу. Она пожелала спокойной ночи и взбежала по лестнице, провожаемая взглядами обоих мужчин.
– Похоже, у нее все налаживается, как думаешь?
Спайк пожал плечами:
– Она старается, как может, – так же, как и все мы. Она до сих пор иногда плачет. Но не каждую ночь, как поначалу.
– Я все гадаю, что бы сказали девушки, если бы узнали, что ты способен слышать… и чуять… все, что они делают?
– Давай, это останется между нами, ладно? Думаю, Рыжая может превратить меня в жабу, если узнает, что я способен их слышать…
– Ты способен слышать их? Когда они… кажется, мне нужно присесть. Возможно, со стаканчиком спиртного.
– Все внизу. Правда, только пиво. – Спайк развернулся и начал спускаться по лестнице; Ксандер наступал ему на пятки.
– Не думаю, что пиво достаточно крепкое, чтобы… Ты правда можешь слышать их? Прямо отсюда?
Спайк пожал плечами:
– Я же не все время здесь торчу. И да, я многое слышу. Прямо сейчас, например, слышу, как бьется твое сердце. – Он подошел ближе. – Слышал, как оно зачастило, когда я сунул руку в твой карман, там, в школе.
– Давай исключим мое сердцебиение из обсуждения. Мы говорили о девушках – женщинах – а не о… не о твоих руках в неположенных местах.
– Что в этом неположенного? Если бы я был пташкой, ты бы не колебался ни секунды… даже если от этого у тебя в штанах стало бы тесновато…
– С моими штанами все было в порядке! И сейчас в порядке! Мое сердце билось быстрее, потому что я был в замешательстве. Вот и все.
– Ладно, хорошо. Будь по-твоему. Ты не считаешь меня сексуальным. Я понял. – Спайк вынул из холодильника банки с пивом и уселся, открыв свою банку и отсалютовав ею Ксандеру. – Притворяемся гей-парой, в действительности не занимаясь ничем таким.
– Именно! – Ксандер покосился на него и сделал большой глоток. Он наблюдал, как Спайк устраивается на диване, едва ли не ложась на него, далеко вытянув ноги, открытый и расслабленный. Одна его рука покоилась на бедре, пальцы почти касались промежности. Спайк намеренно игнорировал Ксандера, который искренне надеялся, что его сердцебиение не взовьется до небес. Ксандер оторвал взгляд от поджарого, сильного тела рядом с собой и залпом допил остатки пива. – Я не гей! Не то чтобы в этом было что-то плохое… – тут же добавил он: присказка, которая стала вылетать автоматически после того, как Уиллоу и Тара стали парой.
– Я тоже не гей, – со вздохом сказал Спайк. – Но я не чувствую нужды все время повторять это. Не знаю, кого ты пытаешься убедить.
– Тебя! – воскликнул Ксандер, вытащив из холодильника еще пива и едва не пролив его, торопясь открыть. – Я пытаюсь убедить… Я пытаюсь донести до тебя, что мы только притворяемся, а ты продолжаешь… Агрх! – он поднял банку и осушил ее, не глядя на Спайка. Ксандер потянулся за третьей банкой, вздрогнув, когда рука Спайка коснулась его руки.
– Полегче, Харрис. Я не собираюсь покушаться на твою невинность. Нет нужды выпивать все мое пиво, чтобы отвадить меня. Я не пытаюсь тебя соблазнить.
– Нет? – Ксандер проклял легкий оттенок разочарования, проскользнувший в его голосе.
– Неа, – сказал Спайк, придвигаясь ближе. – Если бы я пытался соблазнить тебя, я бы сел вот так… рядом с тобой. И я бы искал повод потрогать тебя, вот так… – Спайк завел руку за спину Ксандера и начал массировать его шею. – Ты так напряжен. Тебе необязательно так зажиматься в моем присутствии. Это всего лишь старый безобидный Спайк. – Он поставил свое пиво и передвинулся за Ксандера, теперь разминая тугие, напряженные плечи обеими руками. – Просто расслабься. Видишь? Разве так не лучше? – Спайк с удивительной сноровкой продолжал трудиться над мышцами Ксандера , пока тот не расслабился вопреки собственному желанию.
– О боже, как хорошо… – Ксандер едва подавил стон, хотя тихий смешок Спайка сказал ему, что он не сумел одурачить вампира. Он откинул голову назад и встретился со Спайком глазами. – Ты ведь соврал, да? Когда сказал, что не пытаешься меня соблазнить? Ты соврал.
– Возможно, – признался Спайк. – Хочешь, чтобы я остановился? – Его руки продолжали свои успокаивающие движения, теперь спустившись по спине Ксандера ниже и разминая мышцы там. Когда руки Спайка обвились вокруг торса Ксандера и принялись оглаживать ребра, продвигаясь к груди, он перестал притворяться, что это не ласки. Одна рука скользнула вверх, задев твердеющий сосок, другая опустилась к джинсам. Спайк просунул палец под ремень Ксандера, легонько касаясь кожи живота. Частое дыхание Ксандера и колотящееся сердце отрицать уже было невозможно – Ксандер и не пытался.
Вместо этого он положил свои руки поверх рук Спайка, останавливая его и удерживая.
– Всего лишь «старый безобидный Спайк», да? – Ксандер испустил дрожащий смешок. – В тебе нет ничего безобидного.
Спайк мягко фыркнул, его прохладное дыхание посылало мурашки по загривку Ксандера.
– Я только дразнил тебя, – сказал он, убирая руки. – Знал, что ты еще не готов сделать это по-настоящему. Я просто хотел дать тебе немного попробовать.
– М… милый вкус, – прохрипел Ксандер. Он отодвинулся от Спайка и наконец встретился с ним взглядом. – Но я не…
– Если ты еще раз скажешь, что ты не гей, я укушу тебя – и плевать на мигрень.
Ксандер покачал головой:
– Я не собирался. Я хотел сказать… Я еще не готов…
Спайк кивнул, наблюдая, как Ксандер встает и идет к лестнице.
– Но ты станешь, – предрек он. – Ты станешь.
– Ненавижу, когда он прав, – пробормотал Ксандер, поднимаясь.
– Я все слышал!
– Выкуси! – крикнул Ксандер в ответ, немедленно обругав себя, когда ему вслед раздался громкий смех.

@темы: Дон, Ксандер, Слэш, Спайк, Тара, Уиллоу, Фанфики: проза