16:06 

"Связь" - миди с ФБ-2014

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
Название: Связь
Автор: +Lupa+
Бета: Bianca Neve
Размер: миди, 10 656 слов
Пейринг/Персонажи: Спайк/Баффи, упоминаются Ксандер/Уиллоу, Оз/Тара и Райли/Аня, Дон, Джайлз, Ангел, Джонатан, Джесси
Категория: гет
Жанр: романс, приключения, АУ
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Спайк не проследил, чтобы Баффи выпила лекарство от яда демона, и все заверте...
Примечание/Предупреждения: Отсылка к событиям «Снова нормальная» (6.17); по просьбам читателей Ксандер не распылил Джесси.


Это всегда было похоже на кино. Сколько она помнила, это всегда было похоже на кино.
Баффи поежилась в своей тесной клетушке и вновь припала к окошку. Там, снаружи, ее двойник – всего лишь фантазия, альтер-эго, какой ты всегда хотела быть, зазвучал в ушах голос врача, – вылила лекарство в корзину для мусора. Баффи задохнулась: неужели?! С тех пор как ту, другую Баффи отравил демон, она стала чувствовать себя куда свободнее. Она почти смогла завладеть собственным телом! Если это чудесное состояние продлится еще немного, она сможет вырваться. Она снова станет нормальной, и весь этот кошмар уйдет…
Она отстраненно и даже с некоторым злорадством наблюдала, как другая Баффи ловит и связывает друзей и сестру, как она стаскивает их в подвал и освобождает демона… Вот другая Баффи снова застыла – и возникла в ее камере.
– Кто ты? Где я?..
Но Баффи не дала ей договорить. С победным воплем она отпихнула двойника в дальний угол – да так, что та ударилась головой о стену, – и выскочила за дверь, захлопнув ее за собой и задвинув засов.
Наконец-то!
Она одолела свое безумие!
Баффи закружил белый поток, дверь и клетка, в которой она просидела шесть лет, растворялись… Она возвращала себе контроль над телом.

* * *

И что она о себе возомнила?
Спайк размашисто шагал по канализационной трубе и продолжал спорить с Баффи – мысленно, разумеется. Выдвигал ультиматумы, переубеждал и все такое... Правда, получалось не очень, даже воображаемая Баффи как-то не рвалась с ним соглашаться и объявлять друзьям об их вечной любви. Нет, не любви – этого Спайк не смог бы вообразить даже в бреду – всего лишь о том, что они встречаются. Он горько усмехнулся: ну да, Баффи, конечно же, горит желанием рассказать всем, как она бегает к нему в склеп, когда у нее начинает зудеть между ног. Это звучало не особо красиво даже для Спайка, а уж ему-то первому ее «зуд» был на руку.
Спайк раздраженно зарычал и впечатал кулак в склизкую бетонную стену. Боль в содранных костяшках слегка отрезвила его и прояснила мозги. К черту, пора перестать думать об этом. Пытаться заставить Баффи признать их отношения – все равно что колотиться в такую вот стенку: можно хоть в лепешку расшибиться, а она по-прежнему будет думать только о том, какими глазами на нее посмотрят ее так называемые друзья, если узнают, что она встречается с ним, со Спайком. С очередным вампиром. Хотя уж кому-кому, а друзьям бы стоило на себя оборотиться, прежде чем судить других.
Размышления о Скубисах пробудили какую-то мысль… что-то расплывчатое. Спайку вдруг показалось, что он забыл о чем-то важном. Он резко остановился. Черт! Рыжая же просила проследить, чтобы Баффи выпила лекарство! А что будет, если она не выпьет?
Спайк развернулся на сто восемьдесят градусов и бросился обратно, на сей раз бегом.
И едва успел.
Освобожденный Гларгхк Гуль Кашманик метался по подвалу, Скубисы метались от него и безуспешно пытались защищаться. Оценив ситуацию сверху, Спайк буквально слетел по лестнице и врезался в демона, отшвыривая его подальше от людей. Не давая твари подняться, Спайк навалился сверху. Мощное усилие, громкий хруст шейных позвонков – и туша осела на пол.
Выпрямившись, Спайк огляделся. Вроде бы все живы, хотя и малость потрепаны. А где Баффи?
– Баффи! – Дон кинулась мимо него куда-то под лестницу. Следом устремились остальные.
Баффи сидела там, неподвижная, молчаливая, уставившаяся в одну точку. Совсем как тогда, когда Глори забрала Дон.
– Она что, в ступоре? – задал идиотский вопрос Ксандер.
Проигнорировав его, Уиллоу развернулась и обвиняюще ткнула пальцем в Спайка:
– Это ты во всем виноват! Неужели так трудно было проконтролировать, чтобы Баффи выпила зелье?
Спайк в кои-то веки промолчал. Ну а в самом деле, что он мог сказать?
– И что же теперь делать? – Дон, все еще сидевшая рядом с Баффи, обвела всех растерянным взглядом. – Нужно приготовить еще одну порцию лекарства, да? – она с надеждой посмотрела на Уиллоу.
Та покачала головой:
– Не уверена, что это поможет. Да и как ее напоить?
– Давайте поднимемся наверх, – предложила Тара. – И там попробуем что-нибудь придумать.
Впрочем, наверху ситуация не сильно изменилась. Баффи все так же сидела истуканом, только теперь на диване. Ксандер пощелкал пальцами у нее перед лицом, и Спайк подавил насмешливое фырканье. Он вообще старался держаться в стороне: помочь он не мог, а осуждающие взгляды, которые на него бросали все, включая Дон, и вовсе заставляли чувствовать себя крайне неуютно. На этот раз в случившемся действительно была его вина.
– Это очень похоже на то, что случилось с Баффи весной, – озвучила Уиллоу его мысли. – Возможно, если я снова проникну в ее сознание, Баффи очнется.
– Я тебе помогу, Уилл, – с готовностью откликнулась Тара. – Вдвоем у нас больше шансов.
Сказано – сделано. Ведьмы расположились на ковре, расставили вокруг толстые свечи, потом Спайк и Ксандер осторожно усадили Баффи напротив Уиллоу. Тара крепко держала подругу за руку.
– Сколько это продлится? – с тревогой спросила Дон, наблюдавшая за всеми манипуляциями с дивана.
– Ну… я точно не знаю, как это было в прошлый раз, – Уиллоу пожала плечами.
– Четыре часа, я точно помню, – сказал Ксандер и отошел к стене – противоположной той, к которой прислонился Спайк.
Первые минут пятнадцать они честно ждали, но потом стало слишком скучно. Дон отошла на кухню, приготовить бутерброд, Ксандер плюхнулся в кресло и принялся листать журнал… Спайк продержался дольше всех – он говорил себе, что теперь уж точно все проконтролирует.
И через сорок минут обнаружил себя на заднем крыльце с сигаретой, разглядывающим первые бледные звезды.
Полтора часа спустя Спайк сидел на диване и клевал носом. Дон давно уже посапывала у него на плече, а Ксандер выводил звучные рулады, развалившись на кресле. И только ведьмы застыли перед Баффи, такие же неподвижные и похожие на истуканов.
Спайк проснулся от громкого выдоха и мгновенно открыл глаза – как раз чтобы увидеть, как Уиллоу заваливается вперед, прямо на свечку. Он едва успел среагировать, ухватив ведьму за плечо. От сотрясения, вызванного его броском, проснулась Дон.
– Что? Как? Баффи, я не брала твою блузку! – она проморгалась, видимо, соображая, где находится, потом заметила, что ведьмы «вернулись». – Ну? Помогло?
Уиллоу, которая, кажется, не падала лишь потому, что ее держал Спайк, молчала. Ее глаза были закрыты.
– Не совсем. Но теперь мы, по крайней мере, знаем, в чем дело, – ответила вместо нее Тара.
Чуть придя в себя и отдышавшись, ведьмы рассказали, что успели выяснить.
– Баффи не замкнулась в выдуманном мире, как я думала, – начала Уиллоу, сидя в обнимку с чашкой отвара, восстанавливающего силы. – Ее просто нет.
– То есть, Истребительницы нет в собственном сознании? – недоверчиво уточнил Спайк.
– Мы ее не нашли, – сказала Тара, отпив из своей чашки. – Зато нашли стену, за которой была психбольница.
– Очень похожая на ту, о которой Баффи говорила, когда описывала свои галлюцинации от яда демона, – подхватила Уиллоу. – И очень реальная. Мы как будто видели ее глазами Баффи.
– Только нас ядом не травили… – Тара задумчиво покачала остатки отвара.
– А почему вы решили, что это не фантазия Баффи? – спросил Ксандер, потирая щеку, на которой отпечаталась обшивка кресла.
– Не знаю, – призналась Уиллоу. – Но что-то в этом во всем было не так. Думаю, нам потребуются новые исследования.
– Может, обратиться к врачам? – жалобно спросила Дон.
Но Спайк видел по глазам Уиллоу, что врачи тут точно не к месту.
Почти до самого утра ведьмы проводили какие-то ритуалы, читали заклинания и смотрели в магический кристалл. Дон отправилась спать, ей завтра было в школу, а учителя вряд ли бы сочли за оправдание фразу «моя сестра впала в ступор после того, как чуть не скормила меня отравившему ее демону». Ксандер ушел к себе домой. Спайк прикорнул на диване, решив на всякий случай находиться поблизости, если ведьмы накосячат и что-то пойдет не так.
Утром Спайка разбудил топот собиравшейся на уроки Дон. Ведьм он обнаружил спящими прямо на ковре и аккуратно укрыл обеих пледом. Проводив Дон до порога и убедившись, что она села в машину Ксандера, Спайк пошарил в холодильнике и, ожидаемо не найдя там ни одного пакета с кровью, решил по-быстрому сгонять до родного склепа – все равно пока Уиллоу и Тара не проспятся, ничего нового он не узнает.
Баффи он усадил на кресло и подложил ей под спину думку.
Когда Спайк вернулся и, сбросив в коридоре дымящееся одеяло, заглянул в гостиную, все магические прибамбасы были убраны, запах благовоний выветрился, а ведьмы, пристроившись на диване, обложились толстыми книгами.
– Мы знаем, что случилось! – воскликнула Уиллоу, вскинувшая голову, чтобы посмотреть, кто пришел. – Это поразительно!
Однако подробности Спайк услышал только вечером, когда все вновь собрались в гостиной.
Это и впрямь было поразительно. Неизвестно, когда это началось, возможно, еще при рождении, но в сознании Баффи образовалась связь с ее двойником из другого мира (при упоминании о концепции параллельных миров, в свое время рассказанной им Аней, Уиллоу виновато посмотрела на Ксандера, но тот сделал вид, что ничего не заметил). И в этом другом мире Баффи так и не выпустили из психушки. «Их» Баффи не чувствовала этой связи: сначала, должно быть, в силу возраста, а затем из-за того, что вторую Баффи накачивали лекарствами. Однако после смерти «их» Баффи другая смогла очнуться, а после отравления – и вовсе освободиться. И теперь «их» Баффи так же накрепко заперта в ее сознании.
– И что, это теперь навсегда? – слабым голосом спросила Дон, прижавшись к Спайку словно бы в поисках утешения.
Уиллоу вздохнула:
– Чтобы вернуть нашу Баффи, следует разорвать связь.
– Ну так давайте сделаем это! – Ксандер с преувеличенным энтузиазмом хлопнул в ладоши.
– Все не так просто, – охладила Уиллоу его бесполезный пыл. – Для обряда нужно, чтобы обе Баффи – в смысле их тела – находились в одном месте в одно время. А нам так и не удалось достучаться до личности другой Баффи.
– Она будто огородилась от нас, как от неприятных воспоминаний, – добавила Тара.
– Значит… значит, надо поговорить с ней по-настоящему! – воскликнула Дон. – Может, я еще могу открывать двери в другие миры? Я же Ключ, не забыли?
– Ну уж нет. Баффи нам головы оторвет, если с тобой что-нибудь случится.
– Я не позволю тебе так рисковать!
Одновременно заговорили Ксандер и Спайк – и неприязненно посмотрели друг на друга.
– Чтобы оторвать головы, Баффи должна хотя бы быть тут не только в виде «овоща», – парировала Дон. – И я сама решу, чем и ради кого рисковать, – добавила она, повернувшись к Спайку.
– Ничьей крови нам не понадобится, – поспешила Уиллоу потушить разгоравшуюся ссору. – И никаких путешествий между мирами – все эти порталы и правда очень ненадежное дело. Но насчет поговорить Дон права. Если мы не можем сделать это изнутри, придется делать снаружи… или как это назвать… – Она покосилась на Тару, словно прося помощи.
– Мы можем попробовать заслать сознание кого-то из нас в тело его двойника в том мире, – пояснила Тара. – Тогда он сможет найти другую Баффи и лично поговорить с ней. Только…
– Только сомневаюсь, что кто-то из нас способен это выдержать, – грустно закончила Уиллоу. – Слишком сильная нагрузка на мозг в виде двух сознаний, одно из которых придется подавлять, может вызвать разрушение нейронов.
– Но Баффи же как-то это выдерживала столько лет… – медленно проговорил Спайк, поднимая глаза на ведьму. Он знал, что она подумала о том же, о чем и он. – И, раз уж я все это заварил…
– Спайк, нет! – воскликнула Дон, кажется, тоже сообразившая, к чему он клонит. – Я не могу потерять еще и тебя!
Спайк повернулся к ней и мягко обнял за плечи.
– Другого выхода нет, Кроха, и ты сама это знаешь. Пойду я.
– Тем более что тебя и не жалко, – злорадно подытожил Ксандер.
Для удобства – чтобы не пришлось бежать сломя голову, если не хватит какого-нибудь ингредиента, – они перебрались в «Магическую Шкатулку». То, что магазин был закрыт, оказалось только на руку. Даже Ксандер не стал возмущаться, когда Спайк аккуратно вскрыл замок.
Ритуал был не особо сложным. Ну, Спайку так показалось со стороны. Ведьмы попросили его лечь на пол, начертили круг вокруг его тела, Тара встала на колени за его головой и положила ладони ему на виски.
– Будет немного больно… наверное, – предупредила она неуверенным тоном.
– Запомнил, где искать Баффи и куда ты должен ее привести? – в сотый, кажется, раз спросила Уиллоу, перепроверяя начертание символов, которые нарисовала у Спайка на груди.
– Искать в лечебнице Резника. Привести в лес за Саннидейлом, возле северного въезда. Поляна около скалы. Во вторник. Я помню, – в сотый же раз ответил Спайк.
– У тебя три дня, дольше мы с Тарой не продержимся. И еще… – Уиллоу вздохнула, – не знаю, стоит ли тебе говорить это второй Баффи, но обряд разрыва тоже не особо безопасный. Хотя бы потому, что я никогда этого не делала.
– Из мертвых ты тоже раньше никого не возвращала, – напомнил ей Спайк. – Давайте уже начнем.
– Начнем, – согласилась Уиллоу и принялась что-то бормотать на латыни.
Ладони Тары вдруг стали обжигающе горячими, перед глазами Спайка все заволокло красной пеленой. Он будто горел заживо, каждая клеточка кожи полыхала болью, внутренности словно выворачивало наизнанку… Он выгнулся и закричал, впиваясь ногтями в доски пола.
А потом его закружило и уносило все дальше, пока мир не превратился в крошечную точку где-то далеко вверху.
Потом и она погасла.

* * *

Баффи отвернулась от зарешеченного окна и оглядела свою палату. Забавно, но, несмотря на проведенные в психиатрической клинике семь лет, она так и не успела толком к этому привыкнуть: больничный запах, решетки на окне и двери, еда по расписанию, ремни на койке… Возможно, все дело в том, что большую часть времени она провела не здесь.
Не здесь.
В другом, удивительном и страшном мире, где будто сбывались наяву все кошмары, и за которым она могла лишь наблюдать со стороны. Но теперь все кончилось, врачи говорят, она идет на поправку, они обещали собрать комиссию... Совсем скоро, недели через две, она получит свою жизнь обратно. Жизнь, в которой не будет ни вампиров, ни апокалипсисов, ни выдуманных друзей и врагов.
В коридоре раздались шаги. Вечерний обход перед отбоем. Баффи выскользнула из халата и забралась в койку. Щелкнула задвижка на дверном окошке, пауза, снова щелчок и звук удаляющихся шагов. Еще через десять минут погасли лампы.
Баффи смотрела на потолок, расчерченный желтыми квадратиками света от уличного фонаря. Чтобы уснуть, она по привычке начала играть с собой в «крестики-нолики». Через некоторое время ее веки отяжелели… Баффи поплотнее закуталась в одеяло, но из чистого упрямства мысленно поставила последний крестик. Тот неожиданно увеличился в размерах, стал наплывать на нее, а значки под ним превратились в слова. «Истреб…»
– Нет-нет-нет, – лихорадочно зашептала Баффи и нырнула головой под одеяло. – Я выздоровела, никаких больше Истребительниц.
Звук.
Она явственно услышала звук медленно открывающейся двери. Странно, обход давно кончился, может, что-то случилось? Баффи высунулась наружу. Возле ее кровати стояла темная фигура. Баффи с шумом втянула воздух, но прежде чем она успела завизжать, рот накрыла прохладная ладонь.
– Шшш, я не причиню тебе вреда, – тихо произнес мужской голос. – Пообещай, что не будешь кричать, и я уберу руку.
Баффи судорожно закивала. Ей было безумно страшно, даже зубы застучали. Неужели никто не заметил, что в палату зашел посторонний? Кто-нибудь должен был увидеть, пост медсестры совсем рядом.
– Вот и хорошо, – рука убралась.
Незнакомец опустился на стул возле изголовья, и в льющемся из окна рассеянном свете Баффи сумела разглядеть черный плащ – так вот откуда был скрип, когда незнакомец садился! – и неестественно белые зачесанные назад волосы. О боже! Обожеобожеобоже! Нет, это ей снится. Она просто не заметила, как уснула, и во сне к ней явился Спайк. Вот и все. Надо только подождать, пока этот сон закончится, и, может, следующий окажется получше. Про то, как она возвращается домой, к маме и папе. Как она снова ходит на вечеринки, учится, заводит друзей – нормальных, обычных друзей…
– Мне нужна твоя помощь, Баффи, – сказал несуществующий Спайк. – Понимаешь, между тобой и Баффи из моего мира есть связь, поэтому ты видела все, что с ней происходило. Эту связь можно разорвать, и тогда ты освободишься. И моя… наша Баффи тоже. Но для этого ты должна пойти со мной.
– Ты мне снишься, – вдруг выпалила Баффи. Собственный голос оглушил ее, показавшись слишком громким для сонной тишины отделения. А вот голос галлюцинации словно бы вплетался в эту тишину. – Я тебя выдумала. Вампиров не существует.
Спайк вздохнул.
– Я так и знал, что по-простому не получится. А если я докажу тебе, что вампиры существуют, ты со мной пойдешь? – он поколебался. – Но для начала можно сделать вот так…
И он ущипнул ее за руку. Баффи ойкнула от боли и неожиданности и, потирая предплечье, уставилась на Спайка. Может ли быть больно во сне? Может, ее укусило какое-нибудь насекомое, а подсознание изобразило это как щипок? Но это было как-то уж чересчур. Баффи несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Ладно, предположим – только предположим, – что Спайк ей не снится, а действительно сидит рядом. Предположим, что он каким-то образом был с ней знаком, о чем она не помнит, а теперь узнал, что она видела его в бреду, и зачем-то пробрался в ее палату среди ночи. Но при чем тут вампиры?
– Ты пришел поиздеваться, да? – спросила Баффи, пытаясь совладать с дрожью в голосе. – Хочешь запутать меня? Что я тебе сделала? Или это как-то связано с моими родителями?
На лице Спайка промелькнуло странное, почти болезненное выражение.
– Нет, я не издеваюсь, – мягко, удивительно мягко ответил он. – И я не вру тебе. – Он помолчал. – Никогда не врал в серьезных вещах. Мне правда нужна твоя помощь.
– Ладно. – Баффи не верила, что говорит это. – Давай, доказывай. Тогда, может быть, я тебе помогу.
Она так и не смогла уловить момент, когда черты Спайка изменились. Только что это было обычное, даже красивое мужское лицо, голубые глаза – и в следующую секунду надбровные дуги выпятились и нависли над глазницами, на переносице образовались складки, вместо голубого всплыл янтарно-желтый, разливаясь по радужке, из-под верхней губы показались длинные и острые клыки…
Это было слишком.
Баффи пронзительно завизжала.
Миг – и Спайк исчез, миг – и палату наполнил топот ног, голоса, люди… Баффи билась в руках санитаров и никак не могла перестать кричать.
Над ней склонилась медсестра.
– Тише, Баффи, тише, тебе приснился сон. Это всего лишь сон.
– Вы ничего не понимаете, – Баффи чувствовала, как по ее щекам катятся слезы; горло саднило от крика. – Он правда был здесь. Спайк. Он существует. Вампиры существуют! Я видела!..
Лицо медсестры стало озабоченным, а затем Баффи ощутила укол в сгиб локтя.
Очнулась она привязанной к кровати. А за дверью кто-то негромко переговаривался. Баффи напрягла слух.
– Мистер и миссис Саммерс, мне очень жаль, – она узнала голос, это был ее врач, – наши надежды на ремиссию не оправдались. Похоже, у вашей дочери случился рецидив. Комиссию пришлось отложить. Но не отчаивайтесь: если просветление длилось так долго, это может означать, что она на пути к выздоровлению и в следующий раз придет в себя на больший срок.
В ушах Баффи эхом отдалось «комиссию придется отложить». Она закусила губу, чтобы сдержать рыдание. Ее не выпустят отсюда, никогда не выпустят. И она сама в этом виновата. Она и Спайк. Но она видела его, слышала… и рука до сих пор болела в том месте, где он ее ущипнул.
Должно быть, действие лекарства еще не кончилось, потому что вскоре Баффи провалилась в тяжелый сон без сновидений. Кажется, даже во сне она продолжала плакать.

Проснувшись, Баффи долго не могла понять, где находится. Как будто она продолжала видеть сон. Только это был не сон. Ее куда-то несли, перекинув через плечо – перед глазами мелькала чья-то обтянутая джинсой спина, а чуть пониже – задница и пара быстро переставляемых ног. Все это настолько попахивало абсурдом, что Баффи не выдержала и захихикала.
– Очнулась, – раздался чей-то грубый голос, и ее сбросили вниз. – Пусть сама идет.
Баффи потерла ушибленную коленку и подняла голову. Ее окружали четверо мужчин, а сама она находилась уже не в палате, а… где-то в коридоре.
– Поднимайся, – велел все тот же голос – теперь Баффи выяснила, что он принадлежит самому здоровому из ее похитителей, – кто-то ухватил ее сзади за шкирку и поставил на ноги. – Пошевеливайся, пока докторишки не прознали, что ты, – здоровяк хохотнул, – сбежала из психушки.
Баффи подумала, что это и к лучшему, если прознают – может, ее спасут, – но язык будто прилип к нёбу, ноги подкашивались. Она была не в силах сопротивляться, не в силах убежать… даже не в силах позвать на помощь.
Будто в ответ на ее безмолвную мольбу в дальнем конце коридора показались двое санитаров, медсестра, врач и охранник, неуклюже вытягивающий из петли дубинку.
– Что это вы делаете?! Немедленно отпустите пациентку! – завопил врач.
– Вот и закуска пожаловала, – осклабился один из похитителей.
– Нам велели не поднимать шума, – осадил его здоровяк.
– Какая разница? Все равно нас уже увидели, – возразил тот.
– Куда-то торопитесь?
Баффи оглянулась. Позади, возле двери пожарного выхода стоял Спайк, с нарочитой небрежностью прислонившись к стене.
– Не вмешивайся, Спайк! – рявкнул здоровяк.
– Так вы обо мне слышали? Как мило. А о том, что лучше со мной не связываться, вас не предупредили?
Здоровяк пожал плечами. Спайк усмехнулся и оттолкнулся от стены.
Дальше все было как в тумане. Рычание, удары, изумленные крики людей. И нет, эти четверо не были людьми. Желтые глаза, клыки… ее жизнь, кажется, вошла в пике, раз уж вампиры из ее безумных фантазий начали разгуливать в реальном мире. Баффи присела на корточки, зажмурилась и зажала уши ладонями. Это все происходит не с ней, не с ней…
Ее потрясли за плечо.
– Иди со мной, – сказал Спайк и протянул руку.
– Если хочешь жить? – нервно хихикнула Баффи, хотя совсем не чувствовала себя Сарой Коннор.
Ее похитители куда-то исчезли, зато на полу красовались четыре кучки пепла. Охранник и санитары валялись без сознания, а врач сидел возле скорчившейся в позе эмбриона медсестры и раскачивался как… как сумасшедший.
Значит, они все видели. Значит, это не бред и не сон. А даже если и бред, то настолько реальный, что выздороветь уже не получится.
Баффи вцепилась в предложенную руку и кое-как встала.
– Нам нужно уходить, пока не набежала еще охрана, – беспокойно сказал Спайк. – Или подельники этих молодчиков.

Спайк привез ее в какой-то задрипанный мотель и оставил в номере, велев запереться и никому не открывать, пока он раздобудет для нее еду и одежду. Баффи, слишком опустошенная событиями этой ночи – кроме того, ее здорово укачало в той колымаге, которую Спайк именовал автомобилем, – улеглась на одну из кроватей и сама не заметила, как задремала.
Наверное, она проспала несколько часов, потому что, открыв глаза, обнаружила, что из-под жалюзи пробивается тонкая полоска яркого света. Спайк бесшумно передвигался по номеру, старательно обходя эту полоску. Вот он подошел к столу, взял с него какой-то пакет, со вздохом пробормотал что-то про микроволновку и вцепился в пакет зубами. Баффи наблюдала за ним, колеблясь, то ли встать и спросить насчет завтрака, то ли еще немного поизображать спящую.
– Я принес джинсы и футболку, – сказал Спайк, не глядя на нее. – Пакет на стуле. И пару гамбургеров – их, наверное, лучше есть теплыми. А я расскажу тебе, куда мы направляемся.
Баффи со вздохом села. При упоминании о гамбургерах в желудке заурчало, но она решила сперва избавиться от больничной рубашки. В пакете обнаружились не только заявленные джинсы и футболка с принтом какой-то мальчуковой группы – Баффи несколько отстала от музыкальной моды, – но и носки и комплект белья.
– Откуда ты знаешь мой размер? – полюбопытствовала она, выходя из ванной. Теплый душ и с ароматным гелем и почищенные зубы заставили ее почувствовать себя другим человеком.
– Да была возможность… узнать, – пробормотал Спайк. Он по-прежнему стоял у стола вполоборота к ней.
Баффи вспомнила свой последний бред… или не бред, учитывая недавние события.
– Ооо, – только и смогла протянуть она и невольно покраснела.
Сама мысль о том, что Спайк видел ее – ну, пускай и не совсем ее, но все же, – голой, смущала. И странным образом возбуждала. Честно говоря, она понимала, почему та, другая Баффи могла запасть на этого, хм, вампира. Вживую Спайк выглядел чертовски привлекательным: сейчас, когда он снял плащ, ничто не скрывало его фигуру, а его лицо, несмотря на слабый свет, Баффи неплохо разглядела еще вчера. Чего она не могла понять, так это того, почему ее двойник так загоняется по поводу своих с ним отношений. Может, сказывалось то, что Баффи так долго была взаперти, но она не отказалась бы провести пару-тройку ночей с таким шикарным экземпляром. И она помнила, как Спайк смотрел на двойника – как никто и никогда еще не смотрел на нее.
Сообразив, что уже несколько секунд стоит истуканом, Баффи встряхнулась и подошла к столу.
– Так куда мы направляемся? – спросила она, шаря в пакете с едой, чтобы скрыть неловкость. Какое счастье, что Спайк не умеет читать мысли!
Во всяком случае, она на это надеялась.
– В Саннидейл, и у нас осталось совсем немного времени, чтобы попасть туда. Придется ехать днем. – Спайк наконец повернулся к ней; вид у него был неуверенный.
– В чем дело? – прямо спросила Баффи, запивая бургер колой. – Есть еще что-то, что я должна знать?
По дороге в мотель она прокручивала в голове сказанное Спайком и решила, что хочет разорвать связь с другим миром во что бы то ни стало. Возможно, тогда она все-таки получит обратно свою жизнь. И возможно, учитывая происшествие в клинике, ее не станут снова туда запирать. Но выражение лица Спайка немного нервировало.
– Нет, просто… – Спайк вздохнул. – Кажется, мы целую вечность не общались… вот так. Прости, – тут же добавил он, – но мне трудно помнить, что ты не моя… не другая Баффи. Вы совсем одинаковые: жесты, голос, походка… И в то же время ты совершенно иная.
– Не такая злая? – невольно вырвалось у Баффи.
– Она не злая, – тут же встал Спайк на защиту ее двойника. – Ей через многое пришлось пройти.
– Я знаю. – Баффи похлопала его по руке. – Я все видела, помнишь? И я знаю, что ты ее любишь.
Спайк посмотрел на нее, и Баффи не смогла сдержать дрожь.
– Забавно, – он слабо улыбнулся, – что ты знаешь то, чего не знает она.
– Со стороны виднее, – слабо проговорила Баффи, пытаясь не утонуть в этих голубых глазах. Она невольно сделала шаг вперед, встав вплотную к нему – так что почувствовала слабый запах крови.
Спайк кашлянул и отвел взгляд.
– Есть еще кое-что… Обряд разделения может быть довольно опасен. Но я сделаю все, что в моих силах, чтобы с тобой ничего не случилось.
Баффи вздохнула с облегчением: она опасалась худшего – что обряд почти невозможен. А опасность… что ж, никто не говорил, что свобода дается легко.
– Я в тебя верю, Спайк, – прошептала она.
В следующий миг дверь их номера широко распахнулась, и комнату залил солнечный свет. Спайк с воплем отпрянул в дальний угол.
– Ангел, скорее! – крикнул смутно знакомый Баффи мужчина, вооруженный арбалетом.
В номер ввалился кто-то, накрытый одеялом.
Спайк дернул Баффи за руку, задвигая в угол и заслоняя ее собой. От солнца на его лице проступили багровые пятна ожогов.
Одеяло полетело в сторону, дверь захлопнулась, и вновь прибывший выпрямился во весь рост.
Баффи показалось, будто из легких выбило весь воздух.
Это действительно был Ангел.
Еще один обретший плоть фантом.

* * *

Спайк со стоном приподнялся на руках и перекатился на спину. Голова раскалывалась, как будто его приложили чугунной рельсой. Или об рельсу, не суть. Он осторожно потрогал затылок – так и есть, волосы слиплись, под ними прощупывалась огромная шишка, и Спайк был уверен, что вокруг него запеклось небольшое озерцо крови. Интересно, чем это его так?
Тут в мозгу начало проясняться, и Спайк вспомнил про нежданных гостей.
Чертов Ангел, ну почему он всегда все портит? Будто мало было, что пришлось потратить целых два дня сперва на то, чтобы сбежать от Друзиллы, рядом с которой ему не посчастливилось очнуться в этом мире – и Спайк до сих пор не был уверен, что сумел тщательно запутать след, – а потом на то, чтобы вытащить Баффи из лечебницы. И это не говоря уже о странных типах, которые пытались ее украсть.
Спайк с трудом принял сидячее положение. Эх, сейчас бы весьма кстати пришлась свежая кровь, не та дрянь, которую он свистнул из донорского пункта, а нормальная. Она бы мигом привела его в норму, тем более что здесь у него не было чипа – это Спайк уже успел проверить, ограбив нескольких поздних прохожих: без убийств, само собой, всего лишь немного насилия. Он вздохнул и решил, что игра стоит свеч. Толстый менеджер мотеля выглядел достаточно здоровым, чтобы пережить небольшое кровопускание. Конечно, Баффи бы этого не одобрила…
Мысль о Баффи рывком вернула Спайка в настоящее. Ангел уволок Баффи неизвестно куда, а он сидит тут и рассуждает о вкусовых качествах менеджера! Нет, его определенно слишком сильно стукнули. Невзирая на головную боль, Спайк постарался припомнить все, сказанное в драке Ангелом и его помощником. Не то чтобы те были особо разговорчивы, но суть Спайк уловил: прознав о нападении на Баффи Саммерс, безумную Истребительницу, они решили, что это он и что он выкрал ее с явно нехорошими целями. Так что они явились на белых конях, чтобы выручить даму из беды.
Спайк со стоном прижал ладонь ко лбу. Проклятье, кажется, Ангел только что побил очередной рекорд собственного идиотизма. Потом он вспомнил, что местный Спайк вряд ли был поборником добра и справедливости, и несколько смягчил приговор: это был не идиотизм, а всего лишь камушек, замощенный в выложенную благими намерениями дорогу. Как бы то ни было, Спайку в любом случае следовало поторопиться и как можно скорее освободить Баффи, чтобы не опоздать на обряд. Он и так провалялся в отключке почти весь день, судя по ощущениям, так что даже одеяло и замазанные окна Де Сото не пригодятся.

Кое-как отмывшись от собственной крови и наскоро перекусив (менеджер оказался хлипким и отдавал неприятным привкусом холестерина, поэтому Спайк сделал лишь несколько глотков, прежде чем аккуратно уложить толстяка возле его кресла), Спайк направился в отель «Гиперион» в надежде, что Ангел и в этом мире обретается там.
Окна отеля были темны, но Спайк не сомневался, что его ждут. Вопрос был в том, стоит ли лезть в открытую или попробовать найти лазейку, хотя Ангел и его команда наверняка осведомлены обо всех лазейках получше, чем он. И если учесть, что эти ребята могли наговорить Баффи… возможно, придется увозить ее силой. А ведь Спайк уже почти привык к тому, что она не смотрит на него, как на отвратительную бездушную тварь, – здешняя Баффи, которой никто не внушал категоричные представления о добре и зле. И его… нет, совсем не его Баффи тоже могла бы быть такой – только вряд ли бы она тогда выжила.
Под эти невеселые размышления Спайк медленно обходил отель по кругу, и вдруг ему на макушку приземлилась чья-то нога.
– Ой, – пискнул сверху девичий голос, и секунду спустя Спайку прямо в руки свалилась Баффи – она спускалась из окна по простыням. – Привет, – Баффи застенчиво улыбнулась, словно отходила в туалет, а не была похищена.
– Привет, – Спайк тоже не смог удержать улыбку. – Убегаешь?
– Ага, – улыбка Баффи расплылась аж до ушей. – Они такие нудные, ты себе не представляешь.
– Очень даже представляю. Персик прочел тебе лекцию о душе и искуплении? – болтая, Спайк не забывал быстрым шагом идти к машине. Пора было убираться отсюда, пока Ангел не хватился пропажи, – как бы самому Спайку ни хотелось подольше продлить это ощущение: Баффи в его руках, доверчиво прижимающаяся к нему… и заявляющая, что Ангел нудный. Просто мечта.
– Типа того. Они еще что-то болтали о волке, баране и олене, что это они тебя послали, но я не очень поняла.
Спайк нахмурился. Похоже, теперь он знает, откуда взялись те четверо в больнице. И с чего он взял, что самым трудным будет уговорить Баффи пойти с ним? С легким сожалением опустив Баффи возле машины, Спайк распахнул дверцу.
– Прошу.
– Прокатишь с ветерком? – хихикнула Баффи, забираясь на переднее сидение.
– И с музыкой, – полушутливо пообещал Спайк, заводя мотор.

Он гнал, как умалишенный, выжимая из двигателя все соки, но все равно понимал, что не успеет привести Баффи на поляну в назначенный срок. И это приводило Спайка в отчаяние.
Они опоздали почти на час.
– И что теперь? – спросила Баффи, тревожно оглядывая залитую лунным светом поляну. Из кустов вспорхнула потревоженная ее голосом птица, и Баффи, вздрогнув, теснее прижалась к Спайку.
– Не знаю. – Спайк действительно понятия не имел, что делать: об этом они с Уиллоу как-то не договаривались. И он никак не мог разобраться, что чувствует в связи с неудачей. Да, это было ужасно и означало, что Баффи из его мира так и осталась в кататонии, и другая Баффи не может ее заменить, и вряд ли он пробудет в этом мире достаточно долго, но… другая Баффи доверяла ему, и относилась тепло, и так смотрела… он бы умер за один лишь этот взгляд – но, увы, не от нее. Не от нее, хотя она по сути – та же Баффи, разве что за вычетом шести лет сражений, потерь и смертей. Вот только ему нужна его Баффи, жесткая, часто отстраненная, рано повзрослевшая. Держащая на плечах весь мир.
– Может…
Но Спайк так и не услышал, что там «может» – у него в ушах зашумело, перед глазами все закружилось… и он открыл глаза в «Магической Шкатулке».
– Ничего не вышло? Ты не смог уговорить Баффи? – услышал он как сквозь вату.
Проморгавшись, Спайк увидел склонившуюся над ним Уиллоу с озабоченным и осунувшимся лицом.
– Рыжая! – раздраженно воскликнул он… вернее, думал, что воскликнул, но на самом деле из горла вырвался лишь тихий сип.
– Вот, выпей, – с другой стороны Дон протянула ему кружку с соломинкой.
Ну да, здесь же он не ел три дня. Неудивительно, что он чувствует себя слабым, как котенок. Спайк благодарно присосался к соломинке и опустошил кружку в два глотка.
– Еще? – спросила Дон, и Спайк кивнул.
– Погоди, пусть сначала ответит, почему у нас обряд не получился, – из-за плеча Уиллоу высунулся Ксандер.
– Мы опоздали, – прохрипел Спайк. – И Баффи там сейчас совсем одна. Нужно хотя бы найти безопасное убежище, а потом будем договариваться о новом месте и времени.
– Да что такого в том, что Баффи одна? – изумился Ксандер, и Спайк заскрипел зубами от такого скудоумия.
– Она одна – ночью – на поляне – возле города с Адской Пастью – и она ни разу в жизни не дралась. Рыжая, отправляйте меня назад!
В глазах Дон, вернувшейся с полной кружкой, отразился такой же ужас, какой испытывал в данную минуту сам Спайк.
– Уиллоу…
– Да, да, конечно, – Уиллоу засуетилась, передвигаясь, чтобы оказаться за головой Спайка. – Но надолго меня не хватит. А Тара уже совсем выдохлась из-за обряда…
– Я только устрою Баффи получше, а потом сделаем перерыв, – пообещал Спайк.
И снова был ужасный жар и выламывающая суставы боль.
А потом – знакомая поляна.
С одним лишь отличием: Спайк лежал на спине, а верхом на Спайке сидела Уиллоу, и в руке у нее был кол, который она недвусмысленно нацелила ему в сердце.
– Оставь его! Не смей! – кричала Баффи, вцепившись Уиллоу в плечи и безуспешно пытаясь стащить ее со Спайка – та обращала на эту возню внимания не больше, чем на мельтешение мотылька, вздумай бедное насекомое защищать вампира.
– Уиллоу, – тихо и очень внятно проговорил Спайк, понимая, что от дальнейших слов зависит само его существование, – успокойся. Я никому не причиню вреда.
– Конечно не причинишь, потому что я тебя убью, – согласилась Уиллоу. Спайк на пробу шевельнулся, но бедра Рыжей держали его, словно в стальном капкане. Кончик кола прорвал футболку и вонзился в кожу. Спайк ощутил, как в месте укола начала намокать ткань, и замер совершенно неподвижно, не шевеля ни единым мускулом.
– Знаю, это звучит как выдумка, но я прибыл из другого мира. Меня послал твой двойник, чтобы я помог ей разделить двух Баффи – нашу и из этой реальности. Как только она проведет обряд, можешь меня распылить, – тут Спайк, конечно, немного слукавил: ему не очень-то хотелось, чтобы его двойника убили, пусть даже тот по-прежнему остался Уильямом Кровавым, а не превратился… в него. Но если придется…
– Он говорит правду, – вмешалась Баффи. – Отпусти его. Пожалуйста. – Она оставила бесплодные попытки справиться с Уиллоу и теперь опустилась на колени рядом со Спайком. – Он помогает мне. – И вдруг Баффи выбросила руку вперед и ухватилась за кол чуть ниже, чем его держала Уиллоу, будто надеялась задержать движение смертоносной деревяшки, если Уиллоу все же решит пустить ее в ход.
– Так… – с сомнением протянула Уиллоу, – пожалуй, отведу вас к Джайлзу, пусть он разбирается.
Она поднялась одним быстрым, почти смазанным движением и застыла чуть поодаль, поигрывая колом и наблюдая, как Спайк – не без помощи Баффи – встает на ноги.
– У меня тут рядом машина, – сказал Спайк, – так будет быстрее.
Уиллоу кивнула, мол, я видела, и без лишних слов повернулась в сторону дороги.
– В «Магическую Шкатулку»? – уточнил Спайк, выруливая на шоссе.
– Да, – Уиллоу покосилась на него с удивлением – она села рядом, видимо, на случай, если он вздумает устроить кровавую оргию прямо в автомобиле. Баффи не стала возражать и устроилась на заднем сидении.
– Слушай… а почему ты такая сильная? – задал Спайк давно терзавший его вопрос. – Магией прокачалась? Но тогда бы ты не стала заморачиваться с колом и просто метнула файер…
– А ты не догадываешься, кто я? – искренне удивилась Уиллоу. – Я думала, это понятно.
У Спайка неприятно засосало под ложечкой. Кажется, он уже начал догадываться.
– Я Истребительница, – гордо провозгласила Уиллоу. – И ты первый вампир, который прожил достаточно, чтобы растрепать об этом сородичам.
На заднем сидении задушено пискнула Баффи.

Остаток пути Спайк проехал в некотором ступоре. Пожалуй, если бы в эту минуту его посадили рядом с Баффи – которая кататоничная – разницы бы не заметил никто. Ну, помимо очевидной. Он пытался уместить в голове идею о Уиллоу-Истребительнице, но получалось так себе. Особенно с учетом уже имеющейся Истребительницы-Баффи, пусть и проведшей все это время в лечебнице. В конце концов Спайк решил, что в этом мире тоже где-то произошел сбой, как был у них, когда появилась Кендра. Может, здесь у Баффи была клиническая смерть или что-то в этом роде.
– Привет, ребята! – провозгласила Уиллоу, открывая дверь в магазин. – А где Джайлз? Он мне позарез нужен.
– Он в подвале, сейчас поднимется, – донеслось изнутри.
Спайк помялся на пороге. Если уж Уиллоу тут за Истребительницу, он боялся даже подумать, кем окажутся остальные.
– Боишься? – шепотом спросила Баффи. – Я тоже.
Спайк невольно расправил плечи.
– Кого тут бояться? Идем. – Он предложил Баффи опереться на его локоть и решительно шагнул вперед.
Предчувствие его не обмануло.
Во-первых, за столом сидел Ксандер и разбирал автомат. Это бы еще ничего, но выглядел Ксандер так, что Рэмбо бы удавился от зависти. И да, у него на груди болтался армейский жетон. А когда Уиллоу подошла к нему, чмокнула в губы и грациозно уселась ему на колени, Спайк захотел протереть глаза. Возможно, ему мерещится. Возможно, это все отголоски удара по затылку. Хотя он всегда подозревал, что между этими двумя что-то есть.
– Это Ксандер. В вашем мире есть Ксандер? – спросила Уиллоу.
– Здрасьте, – буркнул Ксандер и вернулся к автомату.
– Е-есть. Только оружием не интересуется, – слабым голосом отозвался Спайк, продолжая оглядывать местную вариацию Скубисов.
Рядом с Ксандером сидели двое: рыжий оборотень, Оз, кажется, и один из так называемого Злодейского Трио – Джонатан. Они спорили вполголоса над какой-то толстой книгой. Оз держал в руке посох явно шаманского вида, а возле Джонатана на столе валялись бубен и колотушка, увешанная перьями. Позади, возле полок с разной магической ерундой, маячил какой-то бледный черноволосый паренек, подозрительно смахивающий на вампира.
Оз поднял голову от страниц, заметил их и кивнул. Джонатан выдавил неуверенное «привет». Незнакомый паренек ограничился тем, что помахал рукой.
– Уиллоу, почему ты вернулась так рано? – из-за двери подвала показался Руперт, державший в каждой руке по здоровенной амфоре.
– Вот, – Уиллоу махнула рукой в сторону Спайка, – говорит, что из параллельного мира.
Руперт перевел взгляд на них с Баффи… и побледнел. Спайк сразу понял, что Наблюдатель каким-то образом в курсе происходящего, во всяком случае, той его части, которая касается двух Истребительниц.
– Рассказывай, – прорычал Спайк, сверля Руперта глазами.
– Эй, полегче! – прикрикнула Уиллоу. – Учти, я кол далеко не убирала.
– Успокойся, все нормально, – Руперт прошел к прилавку и аккуратно опустил на него амфоры. – Уильям Кровавый прав, мне есть, о чем рассказать, хотя я надеялся…
– Да уж, объясни, почему ты пестуешь одну Истребительницу, когда вторая сидит в психушке и думает, что вампиры – часть ее шизофрении, – Спайк подпустил нотку сарказма. – И меня зовут Спайк.
Руперт снял очки до боли знакомым жестом и принялся протирать их с преувеличенной тщательности.
– Дело в том… дело в том, что мисс Саммерс никогда не была Истребительницей, – сказал он наконец.
У Спайка отвисла челюсть.
– Как это?
– Мы не знаем, в чем дело, Совет так и не выяснил причину этого. Но шесть лет назад по некоторым признакам ее действительно можно было принять за Истребительницу.
– Связь, – прошептала Баффи и вцепилась ногтями в руку Спайка. Он поморщился, но стерпел.
– Получается, что помимо Уиллоу была еще и фальшивая Истребительница? Прикольно, – подал голос Ксандер. Уиллоу, лицо которой стало хмурым и сосредоточенным, дала ему подзатыльник.
Спайк невольно хмыкнул – кое-что все же осталось неизменным – и тут же вновь переключился на насущную проблему.
– Хорошо, вы выяснили, что Баффи не Истребительница. Но почему позволили ей увериться в собственном безумии? Ни за что не поверю, что у вашего Совета Старых Маразматиков не хватило бы средств, чтобы ее вытащить.
Руперт явственно замялся. Похоже, он собирался открыть очередное неприятное доказательство мерзкой натуры своих работодателей.
– Видите ли, после гибели Наблюдателя, посланного к мисс Саммерс, Совет решил, что будет удобнее, если демоническое сообщество останется в убеждении, будто Истребительница надежно заперта и неспособна навредить им. Таким образом, Совет отводил удар от истинной Истребительницы, Уиллоу.
Кажется, ногти Баффи прорвали ему кожу на руке, отстраненно отметил Спайк. Но по сравнению с тем, что, должно быть, чувствовала она сама, это были такие пустяки…
– Ублюдки! – выплюнул он. – Вы искалечили девушке жизнь ради сомнительной безопасности! Хотел бы я знать, как тебе спится ночами, Руперт!
– Скверно, – со вздохом ответил Наблюдатель.
– Джайлз… – неверяще прошептала Уиллоу, поднимаясь с колен Ксандера и подходя к нему. – Как ты мог? От Совета я ничего другого и не ждала, но ты… Как ты мог?!
– Уиллоу, – Руперт не поднимал глаз от своих очков, – Это было для твоего блага.
– Вот только не надо говорить мне о благе! – вдруг взорвалась Уиллоу. – Для моего блага было это испытание с Краликом, чуть меня не убившее? Для моего блага Совет устроил дурацкую проверку, лишь бы скрыть, что они понятия не имеют, что делать с Глори? Пора бы уже было запомнить, что Совет всегда печется исключительно о своем благе!
– А для чьего блага я потеряла шесть лет своей жизни? – вдруг неестественно спокойно спросила Баффи, отпуская руку Спайка и делая шаг вперед. – Во имя какой великой цели вы играетесь чужими судьбами?
– Мисс Саммерс… – пролепетал Руперт, став похожим на нашкодившего мальчишку.
– Вон. – Уиллоу внезапно указала на дверь. – Дженни давно говорила мне, что мечтает съездить в Италию и устроить второй медовый месяц. Думаю, сейчас самое время.
– Уиллоу…
– Может быть, позже я остыну. Может быть. Но сейчас, Джайлз, я не хочу вас видеть.
В гробовой тишине Руперт покинул магазин, и обстановка сразу будто чуть разрядилась.
– Ну ты даешь, Уилл! – восхищенно выдохнул Ксандер. – Моя девочка!
Баффи вернулась к Спайку, и он молча ее обнял. Им слова были не нужны.
Прижимаясь губами к светлой макушке, Спайк думал о том, как он ошибся, решив, что у этой Баффи в жизни не было потерь.
Вся ее жизнь была одной большой потерей.

– А что мы теперь будем делать с ними? – спросил Джонатан, и все снова пришло в движение.
Спайк с сожалением выпустил Баффи из рук и вопросительно посмотрел на Уиллоу. Забавно, но, узнав, что она – Истребительница, он как-то сразу принял ее и в роли лидера.
– Ну… думаю, что ты все же не врешь и правда явился из другого мира, – сказала Уиллоу. – Но часть насчет связи я не вполне поняла.
Спайк вкратце рассказал, в чем суть его задачи.
– И у нас мало времени. Во-первых, потому что в моем мире ведьмы уже на последнем издыхании, а во-вторых, замысел Совета все же сработал, и теперь на Баффи охотятся какие-то волки и бараны.
– И олени, – добавила Баффи.
– «Вольфрам и Харт», – побледнев и разом растеряв веселость, пробормотал Ксандер и переглянулся с черноволосым вампиром. – Джесси, похоже, тебе пора навестить братца.
– Мы можем помочь с удержанием тебя в нашем мире. И с обрядом разделения тоже, – задумчиво проговорил Оз, постукивая посохом об пол в явно хард-роковом ритме.
– А вы сможете? – недоверчиво спросил Спайк.
– Само собой, – важно вклинился Джонатан, поигрывая своей колотушкой. – А если что, нам еще Тара поможет.
О, вот кого не хватало!
Будто в ответ на упоминание о себе, Тара впорхнула в магазин, и не успел Спайк подумать, что она совсем не изменилась, как она, бросив короткое «Привет всем, кого не видела», подлетела к Озу и поцеловала его явно не сестринским поцелуем.
– Разве ты не лесбиянка? – вырвалось у ошарашенного Спайка помимо воли.
– Ой! – Тара оторвалась от Оза и резко развернулась. – А вы кто?
– Ой! – в унисон ей воскликнула Уиллоу. – Я совсем забыла вас всех представить.
– Думаю, про нас вы уже выяснили, – насмешливо заметил Спайк.
– Не все, – подала голос Тара.
Ну да, точно. Спайк ткнул пальцем поочередно в себя и Баффи:
– Я Спайк, а это Баффи.
– Он из другого мира, – поспешил добавить Джонатан, Спайк закатил глаза и закончил:
– Я помогаю ей разорвать связь с Баффи из моего мира.
– И ты вампир, – Тара подошла поближе, – я вижу твою ауру.
– Есть немного, – мягко согласился Спайк.
– Теперь понятно, откуда ты знаешь, что я лесбиянка. Так оно и есть. Просто я полюбила Оза. – Тара улыбнулась и пожала плечами. – Потому что он Оз.
Уиллоу подошла к Ксандеру.
– Про него я уже сказала. Ксандер – мой парень.
– Мы заметили, – Баффи закусила губу, видимо, чтобы не рассмеяться.
– А что насчет оружия? – спросил Спайк.
– Ах, это… Как-то на Хэллоуин он надел костюм морпеха, а один колдун сделал так, чтобы все стали теми, в кого нарядились. Например, я стала… – Уиллоу густо покраснела, и Спайк решил, что это было что-то непристойное. – А еще он частично гиена. – Спайк вскинул бровь. – Долго рассказывать. Оз и Джонатан – наши шаманы, Тара ясновидящая. Джесси – приятель Ксандера и вампир. У нас были некоторые… – Уиллоу замялась, – разногласия, но потом его поймала «Инициатива» и засунула в голову чип, так что он больше не может причинять людям вред.
Надо же, как видно, команда Истребительницы просто не может обойтись без очипованного вампира!
– Магазин принадлежит Ане, – продолжала тем временем Уиллоу. – Но их с Райли сейчас нет в городе.
– С Райли? – переспросил Спайк, уверенный, что ослышался.
– Ну да. Они недавно поженились. А у вас не так?
– Н-не совсем, – выдавил Спайк сквозь душащие его приступы смеха.
– А что за брат у Джесси, который как-то связан с моими преследователями? – вдруг спросила Баффи. – Он может помочь?
– Ангел-то? Ангел может… если сумеет выдрать свою толстую задницу из кресла, – скривился Джесси.
Спайка согнуло пополам от хохота.
И, конечно, именно в этот момент его снова начало уносить назад.
– Черт побери, – прошептал Спайк сквозь стиснутые зубы.
На его виски легли прохладные ладони.
– Я тебя держу, – сказала Тара.
И она действительно его удержала.
– Надо договориться о новом времени и месте, – простонал Спайк. Жар понемногу отпускал, но он еще не отошел от предыдущего переброса и чувствовал, как начинают подкашиваться ноги.
– Может, я смогу это сделать вместо тебя? – Баффи озабоченно взяла его за руку. – У тебя такой вид, словно ты вот-вот отрубишься. Если бы я не знала, что ты вампир, то подумала бы, что ты умираешь…
– Кстати, это вариант, – заметил Оз. – Если вторая ты находится здесь же, то ты сможешь проникнуть в ее тело даже без нашей помощи.
Спайк осторожно кивнул, стараясь не потревожить шипастые шарики, наполнившие его черепную коробку:
– Вторая Баффи тоже в «Магической Шкатулке».
– Отлично! Тогда что передать? – Баффи буквально лучилась энтузиазмом.
Спайк ее понимал – он и сам воспрянул духом, осознав, что у этих Скубисов может рассчитывать на поддержку.
– Как насчет кладбища Рестфилд через два часа? – предложил Джонатан. – Ну а чего тянуть? – добавил он в ответ на вопросительные взгляды.
– Пусть будет Рестфилд, – согласился Оз.
– Тем более что я там уже все зачистила, – сказала Уиллоу.
– Что мне делать? – деловито спросила Баффи.
Оз усадил ее на стул.
– Просто сосредоточься на внутренних ощущениях, – посоветовал он, медленно поводя у нее перед лицом навершием посоха.
– Тебе тоже стоит присесть, – предложила Спайку незаметно подошедшая Уиллоу. – Ты на ногах не держишься.
Спайк не стал отказываться.
– Уиллоу, а сестра у тебя есть? – шепотом спросил он, наблюдая за манипуляциями Оза.
– Нет, я единственный ребенок, – удивленно ответила та. – В твоем мире у меня есть сестра?
– У Истребительницы есть сестра, – Спайк печально улыбнулся. – Тебе бы она понравилась.
– Все, она ушла, – сказал Оз, выпрямляясь. – Нам остается только ждать.
Баффи сидела неподвижно, и у Спайка заныло сердце. Только бы все получилось – тогда она будет свободна. Во всех своих ипостасях.

* * *

Баффи заморгала и потянулась.
– Ну как? Получилось? – тут же бросился к ней Спайк, пытливо заглядывая в глаза.
– Да, все в порядке, – она улыбнулась ему. – Правда, поначалу они решили, что это каким-то образом очнулась твоя Баффи. – Почему-то от этих простых слов кольнуло в груди. Да, все верно, его Баффи, и ради нее Спайк здесь. Не ради тебя. – Но потом мы во всем разобрались, и я сообщила им время и место. Уиллоу очень удивилась, когда узнала, что с этой стороны обряд проведет Оз.
– Отлично! – Ксандер хлопнул в ладоши. – Ну что, собираемся?
Тару, отдавшую много сил, чтобы удержать Спайка, они оставили в магазинчике, но все остальные с большим воодушевлением направились в сторону этого Рестфилда.
Наверное, со стороны их можно было принять за похоронную процессию – в самом деле, кто еще толпой ходит на кладбище? Хотя Баффи не припоминала, чтобы процессии устраивали по ночам, да еще и двигались так бодро и целеустремленно.
Они уже почти подошли к воротам, когда в конце улицы показалась машина. С лихим визгом она затормозила возле них, дверцы раскрылись, и наружу высыпала еще одна толпа. Баффи узнала их – особенно предводителя.
– Ба, да это Ангел! – Джесси раскинул руки в насмешливом приветствии. – Какими судьбами, братик?
– Не лезь не в свое дело, щенок! – огрызнулся тот, повернулся к Уиллоу и церемонно склонил голову. – Истребительница.
– Ангел, – так же церемонно поздоровалась Уиллоу. – Что привело тебя в Саннидейл?
– Я разыскиваю некоего вампира, он похитил одну девушку… Да вот же он! – похоже, Ангел наконец заметил Спайка. Или уловил его присутствие – Баффи в этом не особо разбиралась.
– Рыж… Уиллоу, а ведь ты, кажется, говорила, что я первый вампир, который знает твою тайну и при этом не летает прахом по ветру. – Спайк сокрушенно покачал головой.
– Что сказать – у меня слабость к роду Аурелианов, – хмыкнула Уиллоу и вновь обратилась к Ангелу. – Расслабься, у меня все под контролем.
– И Спайк меня не похищал, я вам уже объясняла, – сказала Баффи. Этот Ангел уже начал ее раздражать. Почему он не может оставить ее в покое и дать уже закончить дело?
– А вот, кажется те, кто похищал, – Ксандер ткнул пальцем в еще одну быстро приближающуюся машину и передернул затвор пистолета. Баффи уже успела выяснить, что тот, как и автомат, который Ксандер разбирал, стреляет пулями с деревянной начинкой.
– Молодец, Персик, привел за собой людей «Вольфрам и Харт»! – Джесси добавил еще пару непечатных слов и принял боевую стойку.
К удивлению Баффи, Ангел не стал спорить или ругаться, а вместо этого, быстро сориентировавшись, велел своей команде тоже занять оборону.
– Оз, Джонатан, Баффи – вы идите на кладбище, готовьтесь к ритуалу, мы вас прикроем, – махнула им Уиллоу. – Спайк, ты с ними, на случай, если кто-то прорвется.
Баффи не смотрела по сторонам, стараясь держаться поближе к Спайку и не отстать. Она испытывала необыкновенный прилив сил, тело казалось легким, как перышко. Если бы можно было вот так все бежать и бежать, подальше от проблем, опасностей… просто бежать рядом со Спайком.
– Все, добрались. – Оз остановился и сгрузил свою поклажу на траву. – Баффи, я должен тебя подготовить. Не бойся, это не больно.
Баффи послушно уселась на заботливо расстеленный Джонатаном коврик и только тихонько поежилась, когда Оз принялся наносить на ее лицо и руки какие-то узоры вкусно пахнущей травами смесью из глиняной плошки. Спайк сидел на памятнике и зорко поглядывал по сторонам. Если как следует постараться, можно было вообразить, что они на пикнике. Ага, как же – среди могил и с раздающимся от ворот шумом драки в качестве музыкального сопровождения. Баффи тихонько хихикнула.
– Пора, – сказал Оз, и Баффи будто приросла к месту.
Внутри нее поднималась огромная волна, она росла и ширилась и рвалась надвое, грозя разорвать и свое вместилище. Кажется, ноги Баффи оторвались от земли. Она раскинула руки, чтобы хоть немного уменьшить это чудовищное давление… И все закончилось.
Баффи стояла посреди начерченного белым светящимся порошком круга и недоуменно моргала. И только-то? Она ждала, что будет борьба, что обряд продлится несколько часов…
– Я нашел их! – заорал кто-то слева.
Раздался свист, и Баффи, точно в замедленной съемке, увидела, как к Спайку приближается стрела. Она с криком рванулась вперед, не зная, на что надеется, будто одним своим порывом могла изменить траекторию стрелы, будто могла дотянуться, успеть…
И время остановилось.
Баффи думала, что это ее внутреннее ощущение. Но, кажется, стрела и впрямь зависла в воздухе. Спайк обернулся, вздрогнул, увидев стрелу, и осторожно тронул ее пальцем. Стрела упала. Спайк посмотрел на них расширенными глазами.
– Спасибо, ребята, – выдохнул он.
– Это не я, – удивленно ответил Оз.
– И не я, – с таким же удивлением сказал Джонатан.
А больше они ничего не успели сказать, потому что стрелок в сопровождении еще нескольких вампиров приблизился к ним, и Баффи затопила чистая белая ярость. Она жгла и плавила руки, и от нее необходимо было избавиться, пока она не спалила дотла. Баффи услышала громкий пронзительный вопль и не сразу сообразила, что это она вопит, как баньши. С ее ладоней сорвались огненные шары и врезались в вампира с арбалетом, попутно сметая его подельников.
Через секунду все было кончено. На месте вампиров осталось два черных круга, в которых, кажется, даже земля была выжжена.
– Да ты ведьма… – восхищенно прошептал Джонатан.
– Природная ведьма, – уточнил Оз. – Должно быть, эта связь подавляла твой талант. Но я могу помочь тебе его развить, научить, как им управлять. Если хочешь.
– Да, наверное, – Баффи еще не оправилась от потрясения.
Спайк медленно подошел к ней, на ходу снимая с себя плащ, и укутал ее.
– Ты ведьма, – сказал он.
– Значит, мне все же никогда не стать обычным человеком. – Баффи ткнулась носом в отворот плаща и вдохнула запах старой кожи. Потом подняла взгляд на Спайка. – Тебе уже пора? – грустно спросила она и прижалась к нему, обнимая руками за шею и пристраивая голову на плечо.
– Пора, – согласился Спайк. Он слегка отстранил Баффи, удерживая ее за плечи и заглядывая в лицо. – Я должен кое о чем тебя попросить.
– Да? – проговорила Баффи, готовая сказать что угодно, лишь бы они подольше простояли вот так… словно в целом мире кроме них никого нет. Словно весь мир сжался до размеров кожаного плаща, окутавшего ее подобно кокону. Совсем скоро она вылупится из него, будто бабочка, и это будет совсем другой человек.
Спайк завел руку за спину и что-то вытащил. Вложил это в руку Баффи. Она опустила глаза.
– Кол? Зачем?
– Когда меня вернут, другой Спайк займет мое место. Он не такой, как я, – Спайк был очень серьезен. – И он без колебаний убьет тебя. И всех остальных. Поэтому ты должна будешь распылить его.
– Ч-что? – Баффи в ужасе следила, как Спайк прижимает острие кола к своей груди, напротив сердца – как раз там, где Уиллоу совсем недавно оставила дырку на его футболке. Рука Баффи превратилась в безвольное желе, казалось, пальцы вот-вот просочатся сквозь дерево и стекут вниз. – Я… я не могу.
– Ты должна, – с нажимом повторил Спайк. – Иначе он…
– Убьет меня, я поняла, – Баффи посмотрела на него с вызовом. – Но это совсем необязательно. Я же ведьма, забыл? Может, мне удастся его заморозить, как стрелу.
– Нет! Не смей так рисковать! Пообещай… – Спайк согнулся пополам. – Черт, началось! Баффи!.. – Он упал на колени.
Баффи разжала руку и выронила кол, опустилась рядом со Спайком, обхватила ладонями его лицо.
– Я не стану убивать тебя, – твердо сказала она. – Зато я могу пообещать тебе кое-что другое. – Баффи приблизилась так, что они соприкоснулись лбами. – Вернее, открыть одну тайну. – Спайк смотрел на нее широко открытыми глазами, его кожа казалась такой горячей, словно он был живым человеком. Баффи постаралась вложить в свой взгляд всю нежность, которую за столь короткий срок в ней сумел пробудить этот невозможный вампир. – Баффи способна любить тебя, Спайк. Даже если она это отрицает.
В лице Спайка поочередно отразились тоска, недоверие и наконец слабая надежда.
– Она не такая, как ты, – прошептал он.
– Неправда. Мы на самом деле одинаковые. Тебе просто нужно быть собой, чтобы она увидела тебя. Быть настоящим, чтобы она поверила. Как я верю в тебя, Спайк, – повторила Баффи свои же слова, сказанные, кажется, целую вечность тому назад, и коснулась его губ невесомым, целомудренным поцелуем.
И когда она отодвинулась, Спайк уже ушел. Другой Спайк. А этот с рычанием отбросил ее, так что Баффи упала навзничь. Она сосредоточилась, воскрешая в памяти ощущения того момента, когда остановила стрелу, и выбросила руку вперед.
Встав на ноги, Баффи посмотрела на застывшего посреди движения вампира.
Что ж, ей предстоял долгий путь.
К себе, к миру, полному магии и сверхъестественных существ.
И может быть, только может быть – к тому Спайку, в которого она поверила.

продолжение в комментариях

@темы: Баффи, Ангел, Джайлз, Дон, Ксандер, Оз, Спайк, Спаффи, Тара, Уиллоу, Фанфики: проза

Комментарии
2015-03-17 в 16:06 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
читать дальше

2015-03-17 в 16:07 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
читать дальше

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

cообщество сериалов "Баффи" и "Ангел"

главная