15:16 

"На поводке" - макси с ЗФБ-2014

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина

Название: На поводке
Автор: +Lupa+
Бета: Bianca Neve
Размер: макси, 21386 слов
Пейринг/Персонажи: Спайк/Баффи, частично Райли/Баффи, Уиллоу|Тара, Ксандер, Джойс, Джайлз
Категория: АУ, гет
Жанр: приключения, романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: а что если в «Инициативе» Спайк заполучил не чип, а нечто похуже?
Примечание: АУ 4 сезона (начиная с 7 эпизода); использованы некоторые события из 5 сезона
Предупреждения: содержит спойлеры к 4 и 5 сезонам
Размещение: запрещено без разрешения автора



Пролог


Обманчивую тишину кладбища нарушало лишь ровное дыхание Баффи. Ночь уже перевалила за середину, а ей попалось лишь два новообращённых вампира – слишком беспомощных, чтобы представлять серьёзную угрозу. Патрулирование обещало быть скучным, и она подумывала о том, чтобы вернуться в кампус, но… Но ночь была такой тёплой и светлой, и впервые за долгое время Баффи захотелось просто прогуляться в тишине и покое, подумать о новых возможностях – в конце концов, с поступлением в колледж её жизнь снова изменилась: новые предметы, новые лица, новая… любовь.
Баффи потрясла головой. Нет, о любви думать не стоит.
Медленно шагая по траве, она рассеянно провела рукой по недвижным листочкам кустарника, высаженного вдоль ограды. Надо же, и ветра нет. Полная тишина.
Мёртвая.
Острое чувство опасности укололо в основание шеи. Вампир. Совсем рядом. Затаился и ждет её.
Вытянув из кармана кол, Баффи огляделась, вслушиваясь в давящее на уши беззвучие. Ну хоть что-нибудь? Кусты в углу ограды дёрнулись, и из них выскочила смутная тень, метнулась вперёд, явно намереваясь сбить её с ног… Баффи уклонилась и развернулась. Теперь нападавший был на открытом, залитом лунным светом пространстве, и она невольно приоткрыла рот от удивления, узнавая приметную белобрысую голову.
Спайк.
Спайк, в какой-то уродливой оранжевой робе, с нечёсаными курчавящимися волосами, с отливающими жёлтым глазами, в которых ясно читалась жажда убийства. Он снова кинулся на неё – как-то по-глупому, неловко, выставив вперёд скрюченные руки с когтями, будто внезапно разучился драться – и, конечно, промахнулся, пролетел мимо и начал неуклюже разворачиваться.
Воспользовавшись этой странной медлительностью, Баффи сделала Спайку подсечку, опрокидывая его на спину, и, не дожидаясь, пока он сориентируется, оседлала его, прижимая руки к бокам, придавливая к земле, не давая оттолкнуться ногами.
– Добро пожаловать в Саннидейл, Спайк, – хмыкнула Баффи и занесла кол над его грудью.



* * *

В доме Джайлза одиноко светилось окно на втором этаже. Баффи вздохнула и поудобнее перехватила свою ношу. То, что её Наблюдатель ещё не спит – хороший знак. А вот то – или тот, – с кем она к нему пришла, не особо хорошо и вряд ли поднимет Джайлзу настроение. С другой стороны, кто, как не он, сможет во всём разобраться? И не в кампус же ей идти с этим.
Привалив бесчувственное тело Спайка к стене, Баффи собралась с духом и постучала в дверь. Потом постучала ещё раз – и наконец забарабанила в полную силу.
– Джайлз, это я, Баффи! – постаралась она крикнуть не слишком громко.
Изнутри раздался звук шагов, затем дверь открылась.
– Баффи, что случилось? Что-то случилось? – Джайлз нервно оглядел пространство за её спиной, точно ожидая увидеть толпу демонов, и поправил очки.
– Именно. На патрулировании на меня напал вампир, – вздохнула Баффи.
– И? – Джайлз явно не понимал, почему столь рутинное событие внезапно вынудило его подопечную прийти к нему.
– И вот он. – Баффи приподняла Спайка за шкирку и подтянула к себе. – Напал на меня.
Брови Джайлза уползли к волосам.
– Вы посмотрите, во что он одет, – с нажимом сказала Баффи. – Похоже на арестантскую робу или что-то в этом роде. И, кажется, он не в себе.
– И? – в глазах Джайлза читался всё тот же вопрос: почему она притащила вампира к нему, вместо того чтобы распылить?
Баффи тяжело вздохнула:
– И он просил о помощи. Бормотал что-то о военных. Я подумала, это может быть связано с теми коммандос, которых мы видели недавно.
Взгляд Джайлза внезапно стал острым. Он посторонился, пропуская её, и с неохотой сказал:
– Спайк, можешь войти.
Баффи перетащила тело через порог и сгрузила в гостиной.
– Надо его связать. И где-то держать, пока мы будем его допрашивать.
– Можно запереть его в ванной. – Джайлз невольно поморщился. – Неси его туда, я пока поищу цепи.
Убедившись, что Спайк надёжно прикован к чугунной ванне, Баффи распрощалась с Наблюдателем и отправилась в кампус. Она очень надеялась, что Уиллоу не спит, – ей просто необходимо было поделиться последними новостями с кем-то ещё.

На следующий день Баффи едва дождалась окончания занятий. Они с Уиллоу немного обсудили случившееся, но до тех пор, пока они не услышат правду от самого Спайка, оставалось лишь гадать. А Баффи не любила пустопорожнюю болтовню, предпочитая действовать.
– Так что с ним такое? – шёпотом спросила Уиллоу, разглядывая скорчившегося в ванне вампира.
Баффи пожала плечами. Она понятия не имела, что произошло со Спайком, но выглядел он, мягко говоря, неважно. Он был гораздо бледнее, чем она помнила – и намного более худым. Под глазами залегли тени, губы обветрились и потрескались. Похоже, он давно ничего не ел, а это значило, что им предстоит иметь дело не только с безумным, но и – что куда важнее – с безумно голодным вампиром.
– Думаю, надо достать немного свиной крови, – поделилась Баффи своими соображениями.
– Я позвоню Ксандеру и попрошу его зайти в мясную лавку, – кивнула Уиллоу.
За спиной осторожно кашлянули. Девушки синхронно вскинули головы и обернулись.
– Не слишком ли много внимания к вампиру? – мягко спросил Джайлз. – Нам всего лишь нужно вытянуть из него информацию…
– А для этого нужно, чтобы он мог отвечать, – пожалуй, чуть резковато ответила Баффи. Это было странно, но она не чувствовала от Спайка угрозы. Да, он был врагом – когда нападал на неё, похищал её друзей. Но сейчас он выглядел… жертвой. И она была Истребительницей, а не палачом. Убивать – да. Казнить и пытать – нет. Может, когда-нибудь, когда она станет старше и жёстче... если доживёт. – Спайк может быть полезен. Но насколько он полезен, мы узнаем, только если он хоть немного придёт в себя.
– Это странно, – заметил Джайлз. – Он давно должен был очнуться.
В этот момент Спайк чуть шевельнулся, и ворот бесформенной робы оттянуло вниз, открывая его шею и верхнюю часть спины. В свете лампы что-то блеснуло.
– Что это? – удивилась Уиллоу.
Баффи осторожно протянула руку и опустила ворот пониже.
Вокруг шеи Спайка виднелось нечто, напоминающее стальной ободок. Или ошейник, от которого вниз, вдоль позвоночника, шла узловатая цепочка. И от каждого узла в стороны расходились тонкие стальные лапки, делая их похожими на диковинных паучков, впившихся в спину вампира. В местах проколов кожа была покрыта сеткой тёмных, почти чёрных сосудов и выглядела воспалённой. Уиллоу зажала рот рукой.
– Я позвоню Ксандеру, – пробормотала она, выбегая из ванной.
Баффи с немым вопросом подняла глаза на Джайлза.
– Никогда такого не видел, – признался тот, – но могу посмотреть в книгах. Хотя вряд ли это что-то магическое.
– Я тоже так думаю, – сказала Баффи и отпустила ворот, выпрямляясь. – Что ж, подождём Ксандера и попробуем привести Спайка в чувство. Мне это всё не нравится.

Ксандер пришёл довольно быстро. Но сразу напоить Спайка кровью не получилось – тот никак не реагировал, даже когда подогретую кружку сунули прямо ему под нос.
– Похоже на кататонию, – задумчиво констатировал Джайлз.
Баффи присела на край ванной, погрузила указательный палец в тёплую вязкую жидкость в кружке. Помедлила и провела им по сухим губам вампира. Пару секунд ничего не происходило, затем Спайк рефлекторно облизнулся – и его забила дрожь. Баффи тоже вздрогнула от неожиданности и снова обмакнула палец в кровь.
– Соломинку. Быстро, – скомандовала она и провела по губам Спайка ещё раз. Его веки затрепетали…
Всё случилось так быстро, что Баффи едва успела отскочить и чуть не опрокинула на себя содержимое кружки. Только что Спайк был недвижим и неотличим от трупа, кем по сути и являлся, – и вот он уже сидит прямо, жутко хрипя и вытянув скованные руки в сторону Баффи: лицо искажено оскалом, глаза пустые и блестящие, как у куклы.
– Убить, – прошелестел Спайк. – Убить Истребительницу.
– Вот соло… – подошедший Ксандер осёкся. – Что это с ним?
– Не знаю.
Баффи сунула соломинку в кружку и осторожно приблизилась к ванне. Наконец-то почуяв кровь, Спайк отвлёкся и после нескольких попыток присосался к живительной жидкости. Насытившись, он откинулся назад и закрыл глаза.
– Спайк, ты меня слышишь? – громко спросила Баффи.
Тот дёрнулся, будто от тока, на щеках заиграли желваки.
– Уйди, – прошептал он, не открывая глаз. – Чтобы я тебя не видел.
Баффи посмотрела на Джайлза:
– Он уже говорил это раньше. Про «убить Истребительницу». Там, на кладбище. Как будто это приказ.
– Может, ему промыли мозги? – внезапно вклинился Ксандер. – Как во «Вспомнить всё»?
Джайлз откашлялся.
– Как бы странно это ни звучало, я склонен согласиться с Ксандером. Баффи, не могла бы ты… Возможно, в твоё отсутствие Спайк успокоится и сможет ответить на вопросы.
Предположение было резонным, но отчего-то Баффи это укололо – она же командир их маленькой группы, а её просят уйти… будто отстраняют от дела.
Несколько минут спустя Джайлз и Ксандер тоже покинули ванную, причём у последнего был такой вид, словно его вот-вот стошнит.
– Ну? – не утерпела Баффи, мигом отставив чашку с чаем, которую ей в утешение приготовила Уиллоу.
– Мы мало что поняли из его бормотания, – начал Джайлз, – но, похоже, теория Ксандера оказалась верной. Кажется, Спайку действительно приказали тебя убить…
– Словно ему для этого нужен приказ, – хмыкнул Ксандер, постепенно возвращаясь к обычному состоянию.
– …И сделали это при помощи той странной штуки у него на спине, – продолжил Джайлз, не обращая внимания на реплику. – Это какой-то прибор.
– Интересно, много ещё таких, как он? – задумчиво пробормотала Баффи. – Как будто мне мало всего остального.
– Но самое главное – он продолжает получать приказ. Поэтому, когда видит тебя… пытается его выполнить.
– А те… те, кто сделал это, – они не могут отслеживать его местоположение? – вдруг спросила Уиллоу. – Что, если они прямо сейчас окружают дом?
Все нервно переглянулись.
– Не-ет, – фальшиво рассмеялся Ксандер и упал на диван. – Глупости. Кому он нужен?
Но Баффи посмотрела на Джайлза, перевела взгляд на побледневшую подругу – и вдруг поняла, что всё может быть очень серьёзно.
– Уил, с этим можно что-нибудь сделать? Заблокировать сигнал или что-нибудь в этом роде?
– Я попробую, – Уиллоу неуверенно глянула в сторону ванной. – Есть одно заклинание… оно создаст электрическое поле…
– И прибор закоротит, – закончил за неё Джайлз. – Дельная мысль.

Заклинание оказалось довольно простым и действенным – не считая побочного эффекта в виде вставших дыбом волос у всех участников процесса.
– И надолго его хватит? – поинтересовалась Баффи, безуспешно пытаясь совладать со своей новообретённой «прогрессивной» причёской.
Уиллоу пожала плечами:
– Не знаю. Возможно, будет действовать постоянно, но на всякий случай я буду подновлять его каждый день, пока в этом не отпадёт необходимость.
Ксандер с неприязнью посмотрел на вновь отрубившегося Спайка:
– Ну, думаю, долго это не продлится. Узнаем всё, что нужно, и распылим его. Наверное, это даже можно считать актом милосердия.
Баффи покачала головой:
– Спайк не дурак. Сомневаюсь, что он вывалит нам сразу всю информацию. Он понимает, что пока он нам полезен, мы его не убьём. И потом, если это в самом деле какой-то новый враг, лишний союзник не помешает, тем более такой сильный. А сейчас Спайку выгоднее сражаться на нашей стороне. – Она поймала взгляд Джайлза и уже менее уверенно закончила: – Так что, Уил, тебе есть смысл поискать что-нибудь, что будет блокировать прибор как можно дольше.
На этот раз Спайк очнулся гораздо быстрее, видимо, сказалась выпитая кровь. Он выглядел почти так же плохо, но хотя бы перестал кидаться на Баффи.
– Итак, – Баффи вновь присела на край ванны, – рассказывай.



* * *

Белый.
Ослепительно белый свет – цвет? – был вокруг него. И ничего кроме. Как будто он ослеп, но не так, как это принято воображать, а в негативе.
Спайк попытался пошевелиться, и, к удивлению, ему это удалось. Хоть какой-то прогресс, учитывая, что последнее связное воспоминание подкидывало ему лишь жуткое, изматывающее, пугающее до мозга костей ощущение полной беспомощности, полной неподвижности – когда даже голову повернуть было невозможно.
Воспоминание…
Память возвращалась кусками, урывками.
Он приехал в Саннидейл, чтобы окончательно разобраться с Истребительницей и перевернуть уже эту позорную страницу своей не-жизни. Он следил за Истребительницей, выжидая удобного случая. А потом…
Внезапный шок, боль – на него напали со спины. Белые стены и потолок его… клетки. Силовое поле вместо одной из стен – которое тоже било током. И вампир в соседней камере, который сказал, что в этом замешана Истребительница. Ну конечно, кто бы сомневался. Чуть позже – там, наверху, наступил рассвет, Спайк это чувствовал, – пришли люди в белых халатах в окружении целой толпы военных, его соседа вытащили из камеры, привязали к каталке и куда-то увезли. И вернули только к закату – с замотанной бинтами головой и одетого в оранжевую робу. Он очнулся через некоторое время, и Спайк всю ночь слушал его стоны и невнятное бормотание. Наутро учёные и парни в камуфляже вернулись. Их возглавляла немолодая женщина с короткой стрижкой. Соседа вновь забрали, потом вновь вернули – и его пустой взгляд и бесстрастное лицо заставили Спайка невольно сжаться. Говорят, что у вампиров нет души – её заменяет демон – так вот у этого вампира, похоже, внутри не осталось и демона. Пустая оболочка, бессмысленный комок мёртвой плоти.
– Объект № 16 не проявляет признаков мозговой активности, – сказала женщина с короткой стрижкой. – Предлагаю признать данный эксперимент неудачным. Если к утру он останется в том же состоянии, уничтожьте его. И приготовьте объект № 17. – Она повернулась к Спайку.
Он – следующий.
Он следующий, если не выберется отсюда.
Она говорила о нём так, будто он её не понимает. Будто он лабораторная крыса.
И поэтому когда на другой день пришли за ним, Спайк боролся до конца. В итоге его снова оглушили, и даже осознание того, что, по меньшей мере, троим из солдат придется вправлять и сращивать кости, не могло заткнуть последний панический безмолвный вопль – не то его самого, не то его демона.
Нет! Нет! Не хочу! Не хочу так!
А потом он очнулся, намертво привязанный к операционному столу – лицом вниз, и что-то давило ему на шею, и вдоль позвоночника будто кто-то накапал святой воды – там всё горело и плавилось.
Спайк захрипел и дёрнулся, пытаясь разорвать ремни, но это было жалко и бессмысленно, и только привлекло внимание… кто бы там ещё ни был в комнате – он их не видел, но слышал биение трёх сердец, спокойное и уверенное. По спине прокатилась волна жаркой боли, и Спайк затих, скрежеща зубами, чтобы не застонать.
– Объект очнулся, – сказал над головой знакомый голос, а потом последовал вопрос, которого Спайк никак не ожидал: – Кто такая Истребительница?
На самом деле Спайк мог бы ответить – какая ему, в конце концов, разница? Но не хотел из чистого упрямства. А ещё получалось, что сосед ему соврал, и Истребительница тут не при чём – и ей вряд ли понравится, что на её территории хозяйничает секретная военная организация. И Спайк не собирался вручать этой организации хоть какие-то козыри. Истребительница была старым, привычным, правильным злом. А эти… это было тем злом, которое Спайк предпочёл бы никогда в жизни не встречать. Потому что нет большего зла, нежели то, что делают сами люди, со всеми их душами и «христианским милосердием».
Но, несмотря на всю эту решимость, Спайк почему-то открыл рот и всё выложил. Словно что-то щёлкнуло в мозгу и высвободило фонтан его красноречия. Кажется, помимо его воли. И это так его разозлило…
Шею сдавливало, спина горела, но он прикусил губу, не позволяя больше вырваться ни одному слову. Хотя самое главное уже было сказано.
Имя.
Баффи Саммерс.
– Ладно, закончим на сегодня, – сказала женщина. – Спи.
И Спайк провалился в клубящуюся черноту.

Спайк осторожно сел и первым делом ощупал голову. Никакой повязки. Ну, по крайней мере, в голову ему не лазили. Интересно, сколько он провалялся без сознания? Внутреннее ощущение времени притупилось, и он не мог точно сказать, сколько прошло часов… или суток. Вместо привычного плаща на нём красовался такой же уродливый комбинезон, что и на его менее удачливом соседе – хотя в его положении трудно говорить об удаче. Спайк огляделся и понял, что его перевели в другую клетку или, скорее, камеру. Четыре серые стены и дверь с маленьким окошечком, железные нары, на которых он очнулся, железные раковина и унитаз – и всё.
Пока он всё это разглядывал, раздался громкий сигнал, и механический голос произнёс: «Время кормления. Всем объектам отойти от двери».
Даже не успев задуматься, Спайк метнулся к двери и притаился. Распахнулось окошечко, и в камеру сунулась чья-то рука с пакетом крови. Спайк перехватил руку и дёрнул на себя. Снаружи раздался глухой стук.
– Открывай камеру. Быстро, – прошипел Спайк, поморщившись от внезапно накатившей головной боли. – Иначе я оторву тебе руку.
– Д-да, – ответил с той стороны испуганный голос.
Зазвенели ключи, дверь распахнулась.
Отпихнув в сторону обладателя голоса – маленького щуплого паренька в белом халате, – Спайк побежал по коридору, притормозил на развилке, не зная, куда повернуть, услышал голоса справа, побежал влево, потом оглушительно завыла сирена, замигали красные лампы – и он увидел вентиляционную решетку. Не раздумывая, Спайк вырвал её из пазов и скользнул в узкий лаз. Он не собирался упускать свой единственный шанс на свободу.
Шахта оканчивалась в лесу, приподнятая над землёй и с крышкой, замаскированной дёрном.
Вот тогда-то Спайк впервые и подумал об Истребительнице. Он и сам не понимал почему – возможно, потому что она должна была об этом узнать? Спайк пошёл к ближайшему кладбищу, но там было тихо и пусто. И лишь на третьем ему повезло. Он затаился в кустах, выжидая, пока Баффи подойдёт поближе…
И в этот момент его ударило. Громовой голос из самой глубины его сущности пророкотал: «Убить Истребительницу!», – и у Спайка подогнулись колени. Он скорчился на земле, зажимая голову обеими руками, а перед глазами вспышками мелькали новые воспоминания. Он сидит в кресле, прикованный по рукам и ногам, а перед ним стоит та женщина со стрижкой и чётко говорит в маленькую серую коробочку, которую держит в руке: «Ты не можешь причинить вреда людям, иначе будешь наказан. Никому из людей, кроме Баффи Саммерс. Ты должен убить Истребительницу».
Проклятье!
Они запрограммировали его!
Как какого-нибудь чёртова Терминатора.
Спайк уткнулся лбом в траву и впился когтями в виски – будто это могло вырвать голос из его головы. Что бы там ни было у него на спине, но оно снова полыхало огнём. Спайк пошарил рукой и тут же отдёрнулся – боль была такая, словно позвоночник сам жаждал покинуть тело хозяина.
Отлично.
Но он никогда никому не подчинялся.
И не собирается начинать.
Ему велели убить Истребительницу? Ладно.
Но никто не заставлял его делать это с энтузиазмом.
И, может быть, у него будет шанс всё объяснить до того, как Истребительница его распылит.
Так что Спайк даже и стараться не стал нападать на Истребительницу всерьёз – как бы он сделал, если бы действительно хотел с ней потанцевать. И надеялся, что она это заметит.
Но она обездвижила его и занесла кол – и всё, что ему оставалось, всё, что Спайк мог, раздираемый внутренним приказом и собственным нежеланием ему следовать, – это тихо прохрипеть:
– Помоги мне.



* * *

Уиллоу покинула ванную последней, на пороге оглянувшись на затихшего вампира. Она так боялась его год назад, когда он держал разбитую бутылку у её лица и угрожал убить Ксандера… А теперь нет. Наверное, трудно боятся того, чей вид не вызывает ничего, кроме жалости, пусть даже это и глупо – жалеть чудовище. Но Оз… он ведь тоже был чудовищем – в каком-то смысле. А она его любила. С другой стороны, Оз не убивал людей… наверное.
Странно, почему она никогда об этом не задумывалась?
Уиллоу вздохнула. Даже если и убивал, то вряд ли помнил об этом. Да и спросить уже не получится.
– Ну? Теперь-то мы можем его распылить? – спросил Ксандер, когда они расположились в гостиной. – Когда мы всё узнали.
Баффи покачала головой:
– Не всё. Спайк дал понять, что знает, как пробраться в эту… подземную лабораторию. И может показать. Так что… нет, мы не убьём его. К тому же, теперь он неопасен для людей.
– Кроме тебя, – заметил Джайлз.
– Кроме меня, – устало согласилась Баффи, и Уиллоу подумала было сделать ей ещё чаю… вот только вряд ли это поможет.
– Н-но мы ведь не пойдём туда прямо сейчас? – спросила она, невольно поёжившись. – У нас ничего нет, а там военные, с оружием…
– Не пойдём. – Баффи поднялась с дивана и выпрямилась – чтобы тут же снова опустить плечи. – И не думаю, что сделаем это в ближайшее время. Уил, я могу попросить тебя поискать информацию про этих парней? Хоть что-то, какую-то зацепку. Я хочу точно знать, с чем мы имеем дело.
Уиллоу нахмурилась:
– Не думаю, что у них есть собственный сайт или что-то вроде. Но, – тут же добавила она, поймав взгляд подруги, – я могу попробовать залезть в базу данных мэрии: там наверняка есть упоминания о необычных строительных работах, приезде большого числа людей… О! – её вдруг осенило. – Женщина с короткой стрижкой, о которой говорил Спайк. Баффи, ты не думаешь, что это может быть…
– Профессор Уолш, – закончила за неё Баффи. – По описанию подходит. И она совсем недавно переехала в Саннидейл.
– Вопрос в том, можем ли мы доверять словам Спайка, – медленно проговорил Джайлз, оттолкнувшись от дверного косяка и пройдя на середину комнаты. – Что мешает ему всё это придумать, чтобы придать своему рассказу больше достоверности? Может, он насолил какому-нибудь магу…
– Джайлз, ты сам сказал, что это какой-то прибор – та штука у него на спине. И она не магическая.
Уиллоу встрепенулась:
– Я могу это проверить. В смысле, я видела заклинание, позволяющее найти следы других заклинаний… если вы понимаете, о чём я.
– Да, это было бы неплохо, – кивнул Джайлз. – Просто чтобы окончательно удостовериться.
– А как быть с тем заклинанием, что ты уже на него наложила? – Баффи испытующе посмотрела на Уиллоу, и та невольно смутилась.
– То заклинание, про которое я говорю, покажет все магические манипуляции, которые проводили над Спайком. Так что я смогу отличить своё.
И почему она сразу не подумала об этой проверке? Тогда всё было бы проще.
И почему она каждый раз с такой радостью использует любую возможность, чтобы поколдовать?
И почему это кажется неправильным?
– А куда мы денем Спайка, пока будем всё узнавать? – внезапно ворвался в размышления Уиллоу голос Ксандера. – Мы же не можем вечно держать его в ванне?
– Тем более в моей ванне, – холодно добавил Джайлз.
– Ну, отпустить его мы тоже не можем, – задумчиво протянула Баффи. – Так что пусть пока останется тут. В подвале, может быть.
– В моём подвале? – в голосе Джайлза звучало такое искреннее возмущение, что Уиллоу бы рассмеялась, если бы они не говорили сейчас о серьёзных вещах.
– Это только днём, – поспешила Баффи его утешить. – А ночью я буду брать его с собой – не хочу, чтобы ты оставался с ним наедине слишком долго.
– А… а я могу приходить после занятий… ну, попробую изучить эту шт… этот прибор, – пришла к ней на помощь Уиллоу, хотя ещё секунду назад ни о чём таком не думала.
Джайлз опустился на диван рядом с Ксандером, снял очки и потёр глаза ладонями.
– Ну хорошо. Пусть остается. Надеюсь, это ненадолго – длительное пребывание рядом со Спайком будет стоить мне половины нервных клеток.
Если остальные – так же, как и Уиллоу – и удивились, откуда у Джайлза подобная уверенность в способностях Спайка, то не подали виду. Она тоже сочла за лучшее промолчать.

Уже сидя на лекции по Древней истории, Уиллоу вдруг поняла, почему вызвалась пойти в дом Джайлза, почему решила изучать этот загадочный прибор, хищно угнездившийся на – в – спине вампира. Не только и не столько из-за того, что это может оказаться важно, хотя и это тоже
Это все Оз.
Вернее, отсутствие Оза.
Бесконечная тянущая пустота внутри, высасывающая силы, когда нужно притворяться обычной милой и улыбающейся Уиллоу, всегда готовой придти на помощь. Безотказной Уиллоу, какой она была в школе. Она так старалась с этим бороться, но теперь против пустоты у неё была лишь эта маска, которую пришлось выставить перед собой, как щит.
Может, если занять себя, если руки будут делать, а голова думать – о чём угодно другом, то будет не так пусто?
Не так… больно.
Распрощавшись с Баффи по дороге из колледжа и пообещав, что позвонит, если обнаружит что-нибудь интересное, Уиллоу забежала в кампус, чтобы взять кое-какие инструменты и травы, и отправилась к Джайлзу.
Спайк всё так же полулежал в ванне и никак не отреагировал на её появление.
– Тебе что-нибудь нужно? – спросил Джайлз от двери.
Уиллоу помотала головой:
– Заклинание я выписала, а всё остальное у меня с собой.
– Ладно. Если что, я в гостиной.
И она осталась одна. Наедине с вампиром. Слегка передёрнувшись от непрошенных воспоминаний о его клыках, зависших над её шеей, и постаравшись переключиться на более… человечные образы того, как он плакал у неё на плече, Уиллоу осторожно сгрузила сумку на тумбочку для белья.
Она успела начертить пентаграмму и зажечь свечи, когда Спайк открыл глаза.
– Что за мумбо-юмбо ты собираешься тут устроить? – спросил он хриплым голосом.
Уиллоу вздрогнула от неожиданности.
– Я… я просто хочу выяснить, не накладывал ли кто-нибудь на тебя заклинание… кроме меня.
– Я же сказал вам, что это были учёные. И военные. Никаких магических штучек.
– Мы слышали, – неуверенно ответила Уиллоу. – Просто хотим убедиться…
– Что я не лгу? – Спайк, будто сдаваясь, повёл плечами – звякнули цепи – и тихо, через силу рассмеялся. – Только не преврати меня в жабу.
– Зачем? – Уиллоу удивлённо заморгала.
– Ну… знаешь, из мести. За то, что я чуть не убил тебя. Я сожалею, – и не успела она удивиться ещё больше, как он добавил: – не стоило связываться с ведьмой.
Уиллоу молча продолжила работу.
Как она и ожидала, других заклинаний на Спайке – и на приборе – не было, и она потянулась за набором отвёрток.
И столкнулась с очевидной проблемой. Прибор был на спине, и чтобы добраться до него, нужно было попросить Спайка наклониться. А Уиллоу сомневалась, что он окажется настолько сговорчив.
И вообще ей было не по себе. Одно дело заклинание, а совсем другое – прикасаться к Спайку, пусть даже он скован по рукам и ногам.
– Джайлз, – негромко позвала Уиллоу, надеясь, что её голос не слишком дрожит.
– Что-то не так? – Джайлз немедленно возник на пороге, держа в руке кружку.
– Мне… – замялась Уиллоу, – хм, мне нужен доступ. Понимаете?
Джайлз оценивающе посмотрел на подготовленные ею отвёртки и ноутбук, кивнул и отставил кружку на край раковины.
– Наклонись, – велел он Спайку.
– Что?
– Наклонись. И лучше тебе не дёргаться, – с лёгкой угрозой добавил Джайлз.
– Эй, вы же не намерены копаться в этой штуке? – на лице Спайка отразилась самая настоящая паника. – А если она взорвётся?
Джайлз вопросительно взглянул на Уиллоу.
Что ж, это была ещё одна проблема. Уиллоу не могла сказать с полной уверенностью, что этого не произойдёт, но блокирующее заклинание должно было вырубить эту штуку достаточно эффективно. Так что она снова покачала головой.
– Вот видишь, ничего опасного. – Джайлз чуть усмехнулся. – А если ты будешь хорошим мальчиком, я дам тебе крови. И, может быть, даже капну туда немного бренди.
Спайк вернул ему усмешку и послушно наклонился вперёд, упёршись подбородком в колени.
– Лучше плесни побольше – столько же, сколько льёшь молока в свой чай. Кстати, с каких это пор ты пьёшь чай с молоком?
Выражение лица Джайлза стало непроницаемым.
– Последние лет двадцать, – сухо ответил он и внезапно подошёл к ванне и тяжело надавил Спайку на плечо. – Для гарантии, – пояснил он в ответ на удивление Уиллоу.
И снова ей показалось, что она видит спектакль по пьесе, содержания которой не знает. Хотя… Джайлз ведь читал все записи про Уильяма Кровавого. А Спайк наверняка постарался побольше узнать про Истребительницу и её Наблюдателя, прежде чем приехать в Саннидейл.
Чтобы добавить ещё одну победу в свой список и, наверное, стать легендой среди вампиров.
Это звучало совсем как запись в какой-нибудь исторической летописи. Кажется, она немного перезанималась. Но сейчас не это главное.
Отбросив посторонние мысли, Уиллоу поддела крошечную крышку на самом верхнем узле.
– Привет, – улыбнулась она тоненьким проводам и микросхемам и включила ноутбук.

– Всё очень просто, – объясняла она сидевшим в гостиной Джайлза друзьям. За окном сгущались сумерки, и со стороны могло показаться, что тёплая компания собралась вместе поболтать ни о чём и весело провести время. Что ж, иногда и такое бывало. – В этом поводке… – она смущённо потупилась, – я его так назвала, потому что глупо же звать его «штукой» или «прибором». В общем, там два канала, по которым проходят сигналы: на запрет и на исполнение. В первом случае нарушение приказа приводит к…
– Головной боли, – донеслось из-за приоткрытой двери в ванную.
– К тому, что поводок посылает в мозг электрические разряды разной интенсивности.
– В каком смысле? – не понял Ксандер.
– Ну, чем более явное нарушение, тем сильнее разряд.
– То есть, – медленно проговорила Баффи, вспоминая, что Спайк рассказывал про запрет на причинение вреда людям, – если он кого-то ударит, то получит лёгкую мигрень, а если убьёт, то у него испекутся мозги, так?
– Что-то вроде того, – согласилась Уиллоу. – А что касается второго, то приказ продолжает поступать, пока не будет выполнен…
– И эта дрянь прожигает мне спину! – снова Спайк.
– А ещё поводок нельзя удалить. Только вместе с позвоночником, – закончила Уиллоу.
Наступила непродолжительная тишина.
– Так это ведь здорово! – вдруг обрадовался Ксандер. – Это значит, что он больше не может убивать людей.
Баффи нахмурилась:
– Не всё так просто. Заглушающее заклинание отменило оба приказа, верно?
Уиллоу охнула и поднесла ладонь ко рту. Об этом она тоже не подумала. Хорошо, что они оставили Спайка прикованным.
– Я поищу способ блокировать только один приказ, – пообещала она. – Зато теперь я точно знаю, что маячка в поводке нет. Больше нет, – поправилась она. – Перегорел.
Из ванной послышался сдавленный хрип и шёпот: «Убить…». Уиллоу вздрогнула и дрожащей рукой полезла в сумку. Пора было обновлять заклинание.



* * *

Ксандер никогда не любил возвращаться домой.
За столько лет он устал слушать пьяную ругань и звон разбитых бутылок. Временами он хотел очутиться далеко-далеко отсюда и стереть из памяти каждое мгновение своего детства.
И всё же это была его семья. Другой не было. Пока.
Однажды он вырвется, и у него будет собственный дом – большой и светлый, – жена и дети, которых он будет любить. И они не будут ссориться. Это он обещает. Возможно, он уже сделал первый шаг к своей мечте, когда встретил Аню.
Как бы то ни было, сейчас возвращение домой стало ещё более неприятным – с тех пор как у него в подвале поселился вампир. И не просто неопределённый безликий вампир, которого можно игнорировать, даже не бывший одноклассник, с которым можно было посмотреть футбол, вспомнить прежние деньки и притвориться, будто всё нормально, всё по-старому. Нет, это был Спайк, который мог довести до смерти от раздражения и ярости, даже «кастрированный» этим чудным поводком.
Всё-таки Уиллоу умеет давать вещам правильные имена.
Однако, поднимаясь по ступенькам крыльца, Ксандер подумал, что, может быть, с одноклассником было бы ещё хуже. Первый встреченный им вампир – по-настоящему, лицом к лицу, – был его другом. Хорошим другом. От которого осталась лишь оболочка, а внутри поселилась тёмная тварь, смотревшая на него издевательски и упивающаяся новообретённой силой.
Тогда он впервые понял, что встречаются существа и похуже, чем его семья.
И их куда проще ненавидеть.

– Собирайся, – бросил он, спустившись в подвал. – Ты идёшь со мной.
– С какой стати? – осклабился Спайк, не делая даже попытки подняться из продавленного кресла.
Ксандер в который уже раз проклял про себя слова Уиллоу насчёт маячка, посеявшие сомнения в безопасности дома, и так не вовремя заявившуюся в гости к Джайлзу «коллегу», после чего тот категорически заявил, что больше не потерпит у себя этого вампира.
– С такой, что я не собираюсь оставлять тебя в доме наедине со своей семьёй.
Спайк ухмыльнулся:
– Думаю, если бы не… «поводок», – он чуть заметно поморщился, – я бы оказал тебе большую услугу. Они пришли полчаса назад и уже…
– Заткнись! – оборвал его Ксандер, стараясь не прислушиваться к происходящему наверху. – Баффи велела притащить тебя в «Бронзу», и, клянусь, я это сделаю, даже если придётся всю дорогу гнать тебя пинками.
– Какой смелый щенок, – прошипел Спайк, медленно вставая. – Только вот мне не в чем идти – твоя рыжая подружка располосовала мой шикарный комбинезон, когда изучала эту хрень у меня на спине.
Ксандер вздохнул и направился к шкафу со старой одеждой. Выбрав наименее похожие на лохмотья вещи, он не глядя швырнул их вампиру.
– Вот.
– Я это не надену! – возмутился Спайк, брезгливо роняя охапку в кресло.
– Значит, пойдёшь голым, – припечатал Ксандер.
Спайк посмотрел на него так, что Ксандер втайне порадовался, что Уиллоу удалось модифицировать заглушающее заклинание. И продлить его действие. Иначе он бы не решился даже находиться с вампиром под одной крышей.
Выходя из дома, Ксандер порадовался ещё раз – и пожалел, что под рукой нет фотоаппарата. Потому что крутой Плохой Парень, вынужденно облачённый в шорты и гавайскую рубашку – зрелище, стоящее того, чтобы терпеть его пребывание в своём подвале. Стоящее даже того, чтобы каждый день возвращаться домой.

«Бронза» была набита до отказа. Со сцены надрывался солист группы с интригующим названием «Бескрайнее желе» (как гласила надпись на ударной установке), люди, оккупировавшие танцпол, слились в единую дергающуюся и извивающуюся массу – и тренированное воображение Ксандера тут же подкинуло ему картинку зловещего культа, собравшегося для очередной оргии; тут и там по углам обнимались слившиеся в поцелуях парочки, что лишь добавляло центов в копилку к «оргической теории», а к бару было просто не пробиться.
Спайк, которого Ксандер пустил вперёд, чтобы не терять из виду, уверенно рассекал толпу. Казалось, он надеялся, что прямая спина и гордо вскинутая голова отвлекут публику от его наряда. Тем не менее, какой-то накачавшийся пивом детина заржал от ближайшего столика и ткнул в его сторону пальцем:
– Парень, ты ошибся штатом. Гавайи отсюда направо.
Ксандер видел, как Спайк сжал руки в кулаки, и уже представил себе грязную драку, но тут Спайк, видимо, вспомнил про поводок, потому что прошёл мимо, даже не взглянув на веселящуюся компанию. Невольно подумалось, что если бы не Спайк, детина прицепился бы к нему, и дело могло кончиться скверно. Для него, Ксандера, конечно.
В детстве ему часто казалось, что у него на спине прилеплена невидимая бумажка «Ударь меня».
Уиллоу и Аня ждали их на обычном месте – на втором обычном, где они стояли, когда столик с удобным диванчиком оказывался занят.
– Привет, – Ксандер притиснулся к Ане. – А где Баффи?
– Ушла припудрить носик, – ответила Уиллоу. – Попросила взять ей содовой, но мы не рискнули отойти. – Она выразительно обвела рукой мельтешащий вокруг народ.
– Ладно, я схожу. Что будете, девочки?
– Содовую, – в унисон отозвались те.
– А мне пива, – заявил Спайк, вальяжно облокотившись о столик. Эффект портил зелёный цвет рубашки, придававший его коже ещё более трупный оттенок.
– Значит, – подытожил Ксандер, – четыре содовых. – И заработал выразительный взгляд, пущенный из-под не менее выразительно приподнятой рассечённой брови.
Вернувшись от барной стойки и победно опустив на столик почти не расплескавшиеся стаканы, Ксандер обнаружил, что Уиллоу куда-то делась, а Аня мило о чём-то беседует со Спайком. Мысленно вздохнув от чрезмерной толерантности своей девушки и сделав зарубку попозже поговорить с ней насчёт этого, Ксандер как можно непринужденнее поинтересовался:
– А Уиллоу теперь куда делась?
– Она встретила подругу – помнишь ту миленькую заику, с которой она познакомилась, когда в город прибыли Джентльмены? – ответила Аня, даже не повернувшись в его сторону.
– Что ж… хм, – глубокомысленно проговорил Ксандер и решил отвлечься на содовую – лишь для того, чтобы опрокинуть стакан себе на брюки, когда поток снующих мимо людей вынес на риф имени Ксандера довольно грудастую лодку, грубо пихнувшую его под локоть. – Вот же чёрт!
– Тут слишком людно, – посетовала Аня, тут же забывшая про Спайка и бросившаяся ему на помощь с салфеткой наперевес. – Пойдём наверх.
Они переместились на верхний ярус. Тут было посвободнее, да и обзор лучше. Вновь избавившись от стаканов, Ксандер потащил Аню танцевать, решив, что вполне может на пару минут предоставить Спайка самому себе. Здесь их через некоторое время и нашла Уиллоу. Она привела с собой подругу, Тару, кажется, – довольно миловидную светловолосую девушку с мягкой, словно извиняющейся улыбкой.
– О, вот вы где! Я думала, вас снесло цунами, – улыбнулась раскрасневшаяся Уиллоу. – Познакомьтесь: Ксандер, Аня… – Ксандер кивнул, Аня махнула рукой, – …ммм… Спайк. – Тот встрепенулся, услышав свое имя, после секундной оценки ситуации шутливо отсалютовал добытым где-то стаканом пива и вновь отвернулся к перилам. – А это Тара.
– П-привет, – улыбка Тары стала застенчивой.
– Надо сказать Баффи, где мы находимся, – спохватился Ксандер. – Наверное, она нас потеряла.
Уиллоу хмыкнула:
– Она с Райли, так что вряд ли вообще про нас вспомнит.
– Райли – это тот высокий парень рядом с Истребительницей? – вдруг спросил Спайк, ткнув пивом в сторону танцпола.
– Да, – удивлённо ответила Уиллоу.
– Я его знаю.
– Дай-ка угадаю, – засмеялся Ксандер, – ты пытался его съесть, а он оказался не по зубам?
Спайк бросил на него убийственный взгляд.
– Нет, – опасно спокойно ответил он. – Я видел его в подземной лаборатории. Он один из коммандос.
Вот же дерьмо.

Ощущение дерьмовости этой дерьмовой жизни только усилилось, когда по возвращении Ксандер обнаружил, что подвал затопило. Видимо, прорвало трубу.
– Это ты во всём виноват, – заявил он Спайку. – Наверняка что-нибудь открутил. Нарочно. Теперь можешь валить, куда вздумается. Например, в канализацию – там тебе самое место.
– Там уж точно чище, чем у тебя, – огрызнулся Спайк, но уходить не спешил. Ксандер с удовлетворением подумал, что тот попросту боится, что стоит ему отойти на пару шагов, как тут же набегут парни в камуфляже.
– Нет, – сказала Баффи, до того всю дорогу молчавшая под впечатлением от оглушающей новости о Райли. – Мы ещё не всё узнали.
Ксандер фыркнул и, отряхивая ботинки, поднялся к друзьям, сгрудившимся на пороге подвала.
– А куда его девать? Уил, ты не хочешь приютить бездомного монстра дома у своих родителей?
Чёрт. Плохой выбор слов.
Один монстр уже был.
Уиллоу побледнела и молча помотала головой.
– Спайк будет жить в моём доме, – не то вздохнула, не то грустно усмехнулась Баффи. – Надеюсь, мама меня не убьёт.



* * *

Как ни странно, Истребительница не отменила своего приглашения, хотя Спайк был уверен – это первое, что она сделала после его преисполненной жалости к себе эскапады на кухне её матери. И пока он топтался в холле, внимательно прислушиваясь к происходящему на втором этаже, то невольно забавлялся мыслью, что миссис Саммерс, пожалуй, единственный человек в мире, которого ему совершенно не хотелось осушить. Несмотря на то, что она оприходовала его топором по голове. Зато миссис Саммерс – Джойс, если он правильно помнил, – готовила совершенно изумительное какао.
На секунду Спайк позволил себе отвлечься от груза проблем, так неожиданно свалившихся на его плечи, и помечтать, что мама Истребительницы может снова угостить его этим чудесным напитком. И как раз в этот момент голоса наверху стихли, и по лестнице спустилась упомянутая Истребительница – несколько взъерошенная и нахмуренная.
– Идём, – бросила она. – Пока посидишь в подвале, а там посмотрим.
– Баффи, – в лестничном проёме показалась голова Джойс. – Ты уверена, что нам не стоит приготовить гостевую комнату для этого милого мальчика?
– Абсолютно, мама, – чуть резковато ответила Истребительница.
– Я бы не отказался, – ухмыльнулся Спайк, вновь ощущая, как в нём поднимается симпатия к этой милой леди.
– Обойдёшься! – уже не сдерживаясь, рявкнула Истребительница, рывком распахивая дверь подвала. С грохотом протопав вниз, она указала ему на старый матрас, который, очевидно, использовала для тренировок. – Можешь спать здесь. Завтра я решу, что делать дальше.
– Как насчет ужина? – Спайк насмешливо посмотрел ей в глаза. – Ты ведь не рискнёшь спать в одном доме с голодным вампиром?
– Я бы с удовольствием поспала в одном доме с пеплом голодного вампира, – огрызнулась Истребительница. Потом тяжело вздохнула и развернулась к лестнице. – Принесу тебе крови. Но не рассчитывай на обильный ужин – большая часть того, что отдал Ксандер, свернулась от горячей воды. Посидишь на диете.
– Если я умру с голоду, это будет на твоей совести.
– О, это я переживу.
– Даже если при этом лишишься главного козыря в борьбе с коммандос?
Истребительница зарычала и пулей вылетела из подвала. Спайк громко выдохнул и ссутулился. Без привычных плаща и тяжёлых ботинок он чувствовал себя голым, а жуткое тряпьё, которое от щедрот пожертвовал ему щенок, увело остатки его достоинства в глубокий минус.
А ещё была усталость.
Усталость от постоянного голода, от ощущения чего-то чужеродного в собственном теле. От унижения, которое приходилось терпеть от смертных. Совсем недавно он бы, не задумываясь, свернул шею нахальному щенку – тот бы и рта раскрыть не успел. Да и не осмелился бы. Рыжая… ну, Рыжую он бы убивать не стал. Может, даже обратил бы. Хотя нет, только ведьмы-вампира ему и не хватало. С Рупертом он бы сперва поговорил. О да, поговорил бы по душам. И, конечно, Истребительница. Это был бы прекрасный танец.
Чёртовы коммандос!
Спайк растянулся на матрасе и прикрыл глаза. Всё вокруг было пропитано её запахом, звавшим сразиться и победить. Снова бросить вызов. Это возбуждало. Пожалуй, даже слишком.
Всё-таки она не только Истребительница.
Наверху скрипнула дверь.
– Ужин с доставкой!
И на живот Спайку плюхнулось что-то мокрое и холодное.

На следующий вечер в резиденции Саммерс собрался очередной «военный совет» этой банды неудачников.
На повестке дня стояло два вопроса: что делать с ним и как вести себя с этим Райли.
– Не уверен, что мы можем ему доверять, – раздражающе-менторским тоном заметил Руперт – конечно, имея в виду «капитана Америку». Насчёт Спайка у него сомнений быть не могло.
– Но, возможно… возможно, он не знает? – Истребительница смотрела на Руперта почти умоляюще. – Ведь по сути они не делают ничего плохого: охотятся на демонов, изучают их, ищут способы обезвредить.
– Они не знают толком, кто ты такая, – поддержала её Рыжая. – Наверное, думают, что ты тоже демон, только убивающий демонов.
Спайк не удержался от смеха.
– Поверь, Рыжая, я рассказал им достаточно, чтобы они уяснили, что Истребительница – человек.
– А я согласен с Джайлзом, – сказал щенок. – Неизвестно, почему Райли вообще стал с тобой встречаться, Баффи. Может, его приставили к тебе, чтобы следить.
На секунду Спайк почти пожалел Истребительницу – до того та побледнела.
– Мы не… когда мы познакомились, он вообще ничего обо мне не знал, – выдавила она.
– И всё же нельзя сбрасывать со счетов эту версию, – подытожил Руперт, снял очки и принялся рассматривать их с преувеличенным вниманием.
– Значит… – Истребительница выпрямилась, – я буду следить за ним. Есть шанс, что благодаря ему мы тоже можем получить информацию. И пока не станем ничего ему рассказывать. Если Райли действительно… приставлен ко мне, попробую его расколоть. – И это прозвучало как окончательное решение.
В гостиную вошла Джойс с подносом:
– Кто-нибудь хочет чаю?
Погрузившийся в невеселые размышления о следующем пункте «совета», касающемся одного очень дорогого ему вампира, Спайк не сразу заметил, что разговоры смолкли. И лишь потом понял почему.
Он стоял перед Джойс с вытянутыми руками, будто хотел помочь ей с её ношей. Очень смешно.
Некоторые прижизненные привычки поистине были неискоренимы.
Поколебавшись, Джойс улыбнулась и вручила Спайку поднос, который он с излишней торопливостью пристроил на журнальном столике.
– Спасибо… Спайк, – Джойс слегка кивнула.
Он вернул кивок и поспешно ретировался в самое дальнее от этой Скуби-команды кресло.
– Кстати, о Спайке, – вновь подал голос щенок, кажется, первым обретший дар речи после разыгравшейся перед ними мизансцены, – Райли может его узнать и сообщить начальству о беглеце. На Спайка-то плевать, но они ведь ворвутся сюда…
– Думаешь, Райли его запомнил? – Истребительница выглядела встревоженной.
Щенок выразительно кивнул на голову Спайка, и тот не мог с ним не согласиться. Даже если этот бравый солдат не запомнил его лицо, то выбеленные волосы – чертовски приметная штука. На нём скрестились внезапно все взгляды, и Спайк постарался всем своим видом выразить презрение и уверенность. С первым проблем не возникло, а вот второй он уже давно не испытывал. Сейчас эти идиоты предложат его замаскировать.
– Я могу его замаскировать, – сказала Рыжая. – Наложить заклятие, меняющее...
– Ни за что! – выпалил Спайк, явственно представив себя с волосами интенсивно синего цвета – в лучшем случае.
– Зачем же заклятие? – коварно улыбнулась Истребительница. Похоже, она вполне оправилась от мысли, что её бойфренд – вероятный шпион. – Можно просто покрасить его. Джайлз, у вас ведь наверняка найдётся лишний костюм? А ещё понадобятся очки с простыми стёклами…
– Да его родная мать не узнает, – идиотски захихикал щенок.
Спайк с горечью подумал, что как раз в очках только мама бы его и узнала. Или Дру. Но, как ни противно ему было это признавать, маскировка была нужна. Потому что он ни за что не вернётся больше в ту лабораторию – по крайней мере, в качестве подопытного кролика. И если для этого понадобится нарядиться в костюм Человека-Паука, он не возражает.
– А в качестве кого вы хотите его представить? – вдруг спросила Джойс, которая всё это время стояла, прислонившись к стене возле входа в гостиную.
Придурки переглянулись. Ну да, об этом, конечно, никто не подумал. Спайк с интересом посмотрел на Истребительницу, ожидая её ответа.
– Ну… скажем, что он мой кузен. Сын папиного брата, приехал погостить из Англии, – задумчиво начала та. Потом её лицо просветлело. – И поэтому мне пришлось временно переехать из кампуса обратно домой, чтобы показать ему город.
Спайк картинно вздохнул:
– Всегда мечтал о сестрёнке, – и насладился целой палитрой цветов, проявившихся на физиономиях Скуби-команды.
– Значит, решено. – Истребительница встала с дивана.
– Тогда я всё же пойду и приготовлю гостевую комнату, – Джойс оттолкнулась от стены и, поймав удивлённый взгляд дочери, пояснила: – Не можем же мы держать моего дорогого племянника в подвале.
Нет, положительно, Спайк обожал эту женщину.

Когда дверь в подвал вновь распахнулась со страшным скрипом, Спайк проснулся почти мгновенно. Старый матрас не помешал сну – за последние сто лет где только он не спал? – но постоянное ощущение, что он находится под одной крышей с Истребительницей, сделало сон крайне чутким.
Поэтому делегацию, состоящую из двух женщин клана Саммерс и одной рыжей ведьмы, Спайк встретил, сидя по-турецки и лихо прикуривая от зажигалки.
– Спайк, ты с ума сошёл?! – воскликнула Истребительница, мигом преодолев последние ступеньки. – Ты нам дом спалишь!
Он обвёл взглядом груды коробок и пыли и подумал, что, наверное, действительно погорячился с сигаретой. Не хватало только превратить себя в грёбаное Рождественское полено.
– Да, Спайк, пожалуйста, не кури в доме, – мягко проговорила Джойс, и он тут же притушил окурок об пол. Её он почему-то мог слушаться без ущерба для гордости. Или для упрямства.
– Кстати… – Истребительница посмотрела на него с насмешкой, – мы не можем называть тебя Спайком.
Он вскинул бровь:
– Это почему же?
– Это не имя, а собачья кличка. Отныне ты Уильям Саммерс… – Спайк поморщился при звуках своего старого имени, – сын Джона Саммерса, брата моего отца, – Истребительница ухмыльнулась. – Так что идём краситься, братец.
– А завтрак? – Спайк посмотрел на Джойс щенячьими глазами, уверенный, что та не позволит ему голодать.
Джойс ожидаемо всплеснула руками и забрала у Рыжей термосумку.
– Вот. – Она подошла к нему и опустила сумку возле матраса. – Специально сходила утром за свежей кровью.
Спайк поймал её ладонь и прижался губами к тыльной стороне:
– Спасибо, Джойс.
Краем глаза глянув на Истребительницу и заметив, как она морщится, Спайк решил, что, в целом, день начался неплохо.
– Ждём тебя в ванной, – сухо проинформировала его Истребительница и развернулась к лестнице.
– Цепи будут? – невинно уточнил Спайк, выуживая из сумки один из пакетов.
В ванной его усадили на стул, обмотали полотенцем – хотя самому Спайку была глубоко безразлична судьба ненавистной гавайки – и отошли к раковине, где принялись в шесть рук священнодействовать над пачкой краски. Спайк фыркнул: он уже лет пятьдесят справлялся с этим нехитрым делом – и даже без помощи зеркала. И даже когда осветлитель продавали в таблетках. Но если им так хочется принять участие, то пускай.
Закончив с приготовлением, женщины вернулись и начали кружить вокруг него, как гарпии, вооружённые флаконом со смесью, расчёской и кисточкой. Спайк изобразил на лице недовольство и закрыл глаза. На самом деле это было даже приятно – сидишь, тебя красят, причём довольно аккуратно, и ничего не надо делать.
– Всё, теперь ждём сорок минут, – резюмировала Истребительница, окидывая дело рук своих критическим взором.
– Ой, «Страсти» начались! – спохватилась Джойс, и Спайк живо заинтересовался:
– Как думаете, Томми правда умер?
– Нет, думаю, она просто снова его заштопает. Это же кукла.
И, не обращая внимания на закатившую глаза Истребительницу, они с Джойс спустились к телевизору.
Ещё полтора часа спустя, когда Спайк высушил волосы, снял с ногтей остатки лака и облачился в одолженный Рупертом костюм – отвратительное мешковатое нечто жуткого горчичного оттенка, – преображение завершилось.
– Должно быть, я выгляжу, как какой-нибудь хренов учитель химии, – с тоской протянул Спайк, пытаясь вытянуть прядь волос подлиннее, чтобы разглядеть, во что эти коварные создания его покрасили.
– Скорее, как учитель английской литературы, – захихикала Рыжая, но тут же осеклась, поймав его взгляд.
– Ой, у нас же есть «Полароид»! – воскликнула Джойс. – Хочешь увидеть себя?
Спайк кивнул, правда, без особой уверенности, и Джойс зарылась в комод.
– Погоди. – Истребительница остановила свою мать, уже нацелившуюся на Спайка фотоаппаратом. – Мы забыли про очки.
Кажется, он застонал вслух.
На миг вспышка ослепила его, отразившись в стёклах, отчего он возненавидел эти чёртовы очки, без которых спокойно обходился более века, ещё сильнее, а потом Джойс протянула ему медленно светлеющий снимок.
Спайк помахал квадратиком в воздухе, чтобы ускорить процесс, и опустил взгляд на изображение.
На него смотрел Уильям Пратт.





@темы: Фанфики: проза, Уиллоу, Тара, Спаффи, Спайк, Райли, Ксандер, Джойс, Джайлз, Баффи

Комментарии
2014-05-15 в 15:19 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:20 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:20 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:21 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:22 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:23 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:23 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:24 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:25 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:25 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:26 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:26 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


2014-05-15 в 15:27 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина


Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

cообщество сериалов "Баффи" и "Ангел"

главная